Что для Airbaltic сегодня сложнее — поиск работников или привлечение наибольшего числа пассажиров?

Наша главная проблема заключается в том, чтобы получить заказанные самолеты — оказалось, что это не такой быстрый процесс, как мы ожидали. Для реализации новых планов нам нужны новые самолеты. Пилотов найти тоже сложно. На данный момент все в порядке, но для дальнейшего развития и роста мы уже сегодня должны заниматься вопросами поиска рабочей силы. Летом ситуация с пилотами очень напряженная, зимой полегче. Отсутствие пилотов — это не просто европейская трудность, а глобальная проблема. Около половины наших пилотов из Балтийских республик, а половина из других стран. Пилотам из Прибалтики легче — их семьи здесь, а вот нанятые из-за рубежа пилоты увольняются, когда им предлагают работу в своей родной стране.

Какая ситуация сейчас на авиационном рынке Прибалтики?

Сейчас мы, безусловно, самый крупный авиаперевозчик на балтийском рынке, но конкуренция очень высокая. Наш главный конкурент — Ryanair, далее следуют Wizz Air, Lufthansa и многие другие — например, Nordica. В каждой балтийской столице ситуация с конкурентами разная. Вероятно, мы нашли правильный путь увеличения доли рынка. В Таллинне, например, мы за год увеличили количество пассажиров на 25%, в Риге на 20%, в Вильнюсе почти на 20%. В Эстонии наша доля рынка составляет около 15%. Nordica растет быстрее в Таллинне, отчасти благодаря председательству Эстонии, но мы развиваемся на всех трех балтийских рынках с точки зрения конкуренции и спроса.

Будет ли спрос в Таллинне уменьшаться после окончания председательства Эстонии в совете ЕС?

Председательство Эстонии не принесло с собой большого увеличения пассажиропотока. Это больше влияет на рейсы в Брюссель и Франкфурт, где-либо путешественники делают пересадку или летят напрямую. За председательством в Эстонии последует сложный первый квартал, и всем авиакомпаниям будет сложно. Кроме того, количество пассажиров также снизится.

Насколько я понимаю, основное авиасообщение из Таллинна ориентировано на Варшаву, а затем в какие-либо другие направления. Проблема Таллинна, как и в других пунктах назначения, заключается в том, как получить пассажиров на прямые рейсы. Для нас Таллинн является вторым рынком по стоимости и интересам. Мы не рассматриваем Таллинн только как место, откуда вы можете улететь прямыми рейсами в шесть пунктов назначения, но и в перспективе дальнейших полетов с пересадкой в Риге. С 2016 года мы продали полмиллиона билетов в Эстонию. Поэтому мы очень важны для экономики Эстонии, потому что экономика Латвии ничего от этого не получает.

Наша цель — связи Балтийского региона. Очень хороший пример — Амстердам, куда мы летаем из Риги, Таллинна и Вильнюса. Таким образом, Амстердам очень хорошо связан со всем балтийским регионом. И наоборот — Прибалтика с Амстердамом. Аналогичная ситуация с Парижем, куда можно летать со всех балтийских столиц.

Air Balticu juht Martin Gauss Foto: Rauno Volmar

Что бы вы посоветовали Nordica?

Я не даю рекомендаций другим авиакомпаниям. Я на этом посту уже шесть лет, и за это время появилось много контактов разных уровней для того, чтобы мы могли еще лучше сотрудничать. Я уже говорил, что должна быть одна балтийская авиакомпания, и ее надо создавать вместе. Мое мнение не поменялось.

Мы предвидели крах Estonian Air. Теперь есть Nordica, результаты которой улучшаются. В конце концов, мы очень маленькая авиакомпания, а Nordica еще меньше. В Европе будут еще объединения авиакомпаний, а мы слишком малы, чтобы остаться. Поэтому мы должны расти и консолидироваться. То же самое касается Nordica.

Есть ли у airBaltic аналогичные проблемы как у Nordica — если по какой-то причине полет отменяется, то затем следует целая серия отмененных рейсов?

Сегодня пассажиры хотят добраться из пункта А в пункт Б. Они не заботятся о том, услугами какой авиакомпании они воспользуются. На спрос влияет стоимость билетов и график полета.

У каждой авиакомпании такое случается, и у нас тоже возникают технические проблемы. У нас всегда есть сменный самолет, а иногда даже два или три. Обычно, чем больше авиакомпания, тем легче решить чрезвычайную ситуацию. Мы можем перенаправить пассажиров. Если по какой-то причине отменяется вылет самолета из какой-либо балтийской столицы, например, из Риги в Амстердам, мы можем отправить пассажира рейсом Рига-Таллинн-Амстердам. Мы значительно больше Nordica, поэтому у нас другие возможности разрешения ситуаций. Но если вдруг случается, что какая-то авиакомпания отменяет рейсы — это всегда очень неудобно, и в любом случае последствия надо минимизировать. Мы должны отменить около четырех из тысячи рейсов. Мы должны отменить 4 рейса из тысячи.

Сегодня пассажиры хотят добраться из пункта А в пункт Б. Они не заботятся о том, услугами какой авиакомпании они воспользуются. На спрос влияет стоимость билетов и график полета. Если эти две вещи подходят, на коротких рейсах название авиакомпании не играет роли. Однако это не относится к длительным перелетам.

AirBalticu juht Martin Gauss Foto: Karli Saul

Вы довольны результатами airBaltic за год?

Мы получили небольшую чистую прибыль и хороший показатель EBIT. Результат хороший и он превзошел ожидания. В этом году, как и у многих авиакомпаний, результат должен быть еще лучше. Топливо дешевое, курс доллара хороший, спрос большой, и на этом зарабатывают все авиакомпании. Мы хотели увеличить прибыль на 15% в этом году, но на самом деле первое полугодие и август месяц уже показали 20%. Если мы продолжим работать в том же духе, мы достигнем очень хорошего результата, который может даже превзойти ожидания. Оборот также превышает изначально запланированные показатели.

Новые самолеты вмещают больше пассажиров или тратят меньше топлива?

У выбранных нами типов самолетов серии С (Bombardier C-Series) 148 посадочных мест, и они расходуют на 21% меньше топлива, чем Boeing. У самолетов Q400 76 посадочных мест — из-за того, что они очень маленькие, они расходуют еще меньше топлива, чем самолеты C серии. При коротких рейсах самолеты развивают хорошую скорость. Например, во вторник в дневное время лучше ставить их, а на утренние и вечерние рейсы, когда спрос большой, лучше ставить большие самолеты. В экономическом плане большой самолет более резонно ставить даже тогда, когда места на дневной рейс не полностью распроданы. В настоящее время у нас есть 12 самолетов с турбодвигателями — на действующих четырех маршрутах они не приносят нам большого дохода. Такими линиями являются, например, Брюссель и Мюнхен. На маршруте Рига-Брюссель мы заменим самолет уже следующей весной, затем это коснется рейсов в Мюнхен и Вену. По плану в течение трех лет нужно заменить все турбовинтовые самолеты. Кроме того, на линиях между балтийскими столицами также будут другие самолеты.

У airBaltic сейчас только один внутренний рейс в Латвии…

Мы летаем из Риги в Лиепая, где есть новый аэропорт. На машине до Лиепая всего три часа, но мы имеем дело с развивающимся в плане бизнеса городом. Мы не были уверены, окупится ли это направление. Нашей задачей было перевести 3200 пассажиров, а летом мы продали более 4500 билетов. Особой прибыли линия Рига-Лиепая не приносит, но мы даем возможность людям из Лиепая лететь через Ригу дальше. Решили, что самолет останется на маршруте и зимой.

У латышей и финнов очень популярен эстонский остров Сааремаа. Почему бы не сделать рейс Рига-Курессааре-Хельсинки?

Если бы мы обладали достаточными авиационными ресурсами, тогда можно было бы даже составить бизнес-план. На данный момент у нас есть длинный список того, что мы хотели бы сделать и на что не хватает самолетов. Если бы у нас было достаточно самолетов и нужна была бы альтернатива простоя в ангаре, тогда можно было бы поставить короткий рейс. Если бы это сработало, то можно было бы и дальше продолжать проект. Я не исключаю возможность, что мы предпримем что-то подобное в Эстонии или Литве, но на следующее лето все маршруты у нас уже составлены.

Какой оптимальный размер воздушного флота airBaltic?

30-35 самолетов. Нет такого понятия как оптимальный размер, но есть хорошие показатели к нему. Например, более 15-16 самолетов и наличие надежного и сильного авиационного партнера. С небольшим флотом очень сложно в будущем остаться независимой авиакомпанией. Для этого нужно занять какую-то невероятную нишу, а ее найти очень сложно.

AirBalticu juht Martin Gauss Foto: Karli Saul

Что для airBaltic Rail Baltic — конкурент или возможность?

Это отличная возможность. Все эти годы я был большим сторонником Rail Baltic. Что может быть лучше, чем направляющийся к аэропорту поезд? Это идеальное решение. Возможно, авиасообщение между балтийскими столицами к моменту завершения строительства Rail Baltic еще будет. Я бы предпочел ездить в аэропорт каждый раз на современном скоростном поезде.

Да, но у Rail Baltic не будет таких скоростных поездов...

Будут более быстрые поезда по сравнению с теми, что ходят сейчас в Прибалтике — они же скоростные (смеется.) Я думаю, что Rail Baltic — один из лучших инфраструктурных проектов в странах Балтии. Для нас это означает, что летать будут даже те, кто изначально не полетел бы.

Я не беспокоюсь о рейсах, связывающих наши столицы — если количество пассажиров уменьшится на этих направлениях, это будет нормально. Если на поездах приедет большее количество пассажиров, то наши самолеты смогут летать по новым направлениям.

Повлияет ли стоимость билетов на поезд на стоимость авиабилетов?

Rail Baltic будет через десять лет. Наверняка к этому времени на дорогах появятся автопилотируемые машины. Люди будут рассчитываться в биткоинах или чем-то подобным. За десять лет очень многое изменится.

Поезд и самолет прекрасно сочетаются. У поезда есть значительное преимущество по сравнению с текущей ситуацией, когда путешественники сначала на машине или автобусе едут из Таллинна в Ригу, затем в местный аэропорт, далее проходят контроль безопасности, летят, а после едут из аэропорта прилета в центр города. Между Мюнхеном и Франкфуртом есть авиасообщение, но также есть и высокоскоростное железнодорожное сообщение. Если вы находитесь в центре Мюнхена, вы едете поездом. Однако полеты все еще осуществляются, так как это самый удобный вариант для стыковки рейсов. Инфраструктура должна быть построена должным образом, поскольку экономика зависит от инфраструктуры. В будущем это еще более важно, чем сегодня.

Привычки людей меняются. Все больше и больше людей покупают вещи на Амазоне, а эти товары надо как-то доставлять. Если эти поезда начнут ходить через десять лет, у них будет, что делать. Строительство “Rail Baltic” надо было начать десять лет назад, чтобы сегодня все уже работало.

Планируются ли новые направления с вылетом из Таллинна?

Мы хотим организовать из Таллинна прямые рейсы в 11 пунктов назначения, как указано в нашем плане 2021 года. Часть направлений еще не утверждены. Поскольку Nordica также летает по некоторым маршрутам, нет смысла выходить на эти же линии, потому что на данный момент не будет достаточного количества пассажиров. Если мы сможем создать позитивный бизнес-план для осуществления полетов на одной линии вместе с Nordicа, мы это сделаем. Nordica предлагает хороший сервис по привлекательным ценам. Посмотрим, смогут ли они сделать это прибыльным. Мы не знаем, как это сработает в долгосрочной перспективе, но это не наша проблема.

Если бы airBaltic предложили купить Nordica, это было бы интересно?

Мы не думаем о покупке Nordica, потому что знаем, что она не продается. Я не верю в систему объединения двух товарных знаков. Мы выполняем большую часть нашего авиационного обслуживания в Таллинне. Мы балтийская авиакомпания. Если бы Nordica продавалась, мы определенно рассмотрели бы это предложение, но вопрос был бы в цене. Изучая результаты, мы не ожидаем высокой стоимости компании.

Все ли рейсы из Таллинна выгодны?

Все выгодны, потому что они не только соединяют два города, но также предлагают возможность рейсов с пересадкой.

Вместе со всеми бонусами и компенсациями Гаусс зарабатывает более миллиона евро
Латвийские СМИ неоднократно заявляли, что глава airBaltic зарабатывает 1 миллион евро в год, и задавались вопросом, нормально ли это для главы государственной компании. “На самом деле я не получаю зарплату в миллион евро”, — сказал Гаусс. “Мы заполняем в Латвии декларацию экономических интересов, где должны быть указаны все места и активы для получения дохода. Существует зарплата, премиальные, компенсация аренды квартиры, возмещение использования личного автомобиля, а также компенсации на перелеты домой в Мюнхен. Если все сложить, то за два последних года было более 1 миллиона евро, но это не зарплата”.

Зарплата руководителя AirBaltic составляет 480 000 евро в год, но, как заявил Гаусс, никого это не интересует. “Была одна телевизионная передача, где меня спросили, почему я возвращаюсь из Мюнхена в рабочий день, хотя должен быть в это время на работе. Я этого так и не понял, так как глава международной авиакомпании должен участвовать в различных встречах. Можно и сейчас работать во время перелета. Я не знаю много руководителей авиакомпаний, которые живут и работают в одном городе. Например, председатель правления Lufthansa живет в Мюнхене, а его рабочее место во Франкфурте. После всей этой истории премьер-министр, министр транспорта и государственный секретарь объявили, что довольны моей работой. Владельцы решают, кого они нанимают, кого увольняют и сколько платят ”, — сказал руководитель airBaltic.