Поместье с изящным зданием усадьбы, примостившимся у подножия горного массива Кэрнгормс, где в XIX веке стоял простой охотничий домик, принадлежит семье Ротимеркус, которая ведет свое начало от помещика, жившего здесь в XVII веке.

К зданию ведет неприметная тропинка — кроме того, путь посторонним преграждают два бронированных и обшитых рифлеными листами металлических цилиндра со стороны грунтовой дороги. Они были сооружены в 1940-х годах на случай вторжения фашистов на территорию объекта.

“Здесь было первое караульное помещение, — рассказывает хозяин поместья и 13-й граф Дайсарт Джонни Грант, пока мы трясемся по грунтовке на “Рэндж-Ровере”. — Их было два, так что в случае захвата одного оставалось другое”.

Сейчас трудно себе представить более мирное место, чем Кэрнгормс. Этот крупнейший в Великобритании великолепный национальный парк, расположенный в восточной части Северо-Шотландского нагорья, кажется погруженным в дрему.

BBC Future

В этом покрытом густыми лесами районе, где находятся четыре из пяти самых высоких вершин Соединенного Королевства, а погодные условия часто напоминают арктические, проживает менее 20 тысяч человек. Туристы приезжают сюда полюбоваться дикой природой и позаниматься спортом — в первую очередь, покататься на лыжах. Но во время Второй мировой Драминтоул-Лодж и две соседние усадьбы — Гленмор-Лодж и Форест-Лодж — играли важную роль в борьбе с фашистами.

Действовавшее в период Второй мировой войны Управление специальных операций Великобритании организовало по всей территории страны специальные школы для боевой подготовки бойцов союзных войск независимо от их национальности. На немцев эти учебные центры наводили такой ужас, что они прозвали их “международными гангстерскими школами”.

Именно здесь, в Кэрнгормсе, располагался норвежский тренировочный лагерь под названием СТС-26, где готовили тайных агентов Первой независимой норвежской роты, обучая их подрывной деятельности и ведению партизанской войны. Здесь же спланировали и отработали операцию, которая считается самой успешной диверсией Управления спецопераций: дерзкую акцию в духе фильмов о Джеймсе Бонде, завершившуюся уничтожением завода по производству тяжелой воды, необходимой фашистской Германии для создания атомной бомбы.

BBC Future


Как и остальные учебно-тренировочные лагеря, СТС-26 считался секретным объектом, и местные жители туда не допускались. Правда, сами норвежцы иногда из него выбирались: ветеран норвежских войск Эрлинг Лорентсен вспоминает, как ужинал в соседней деревеньке Нети-Бридж, а по пятницам ходил на танцы в город Авимор.

Хотя немцы знали о существовании этих школ, было чрезвычайно важно не допустить, чтобы им в руки попала информация о конкретных операциях и личностях агентов. Бойцы, проходившие там подготовку, сильно рисковали: согласно изданному в 1942 году приказу Гитлера об уничтожении диверсионных групп и “коммандос”, всех агентов союзных войск надлежало казнить без суда и следствия (в ходе Нюрнбергского процесса исполнявшие этот приказ офицеры были признаны виновными в совершении военного преступления).

По словам жены Джонни, Филиппы Грант, беседовавшей со многими выпускниками СТС-26, над ними нависала и еще более страшная угроза: “Если бы фашисты прознали, чем они (диверсанты — bbcrussian) занимаются, у них на родине, в Норвегии, были бы убиты не только их родственники, но и целые деревни”.

Отважная рота

Выпускник СТС-26 Лорентсен, которому сейчас 93 года, — один из переживших войну бойцов подразделения, которое часто называют “ротой Линге” в честь ее первого командира капитана Мартина Линге. Лорентсен ушел на фронт в 17 лет, чтобы бороться с захватившими Норвегию фашистами; к 1942 году он уже стал полноправным членом движения Сопротивления, был выслежен гестаповцами и чудом сумел скрыться от преследования в Швеции, откуда перебрался в Шотландию и в течение года проходил там специальную боевую подготовку.

Вернувшись в Норвегию, он участвовал в организации движения Сопротивления и вел подрывную деятельность. К концу Второй мировой войны, в возрасте 23 лет, Лорентсен стал командиром подразделения, насчитывавшего восемьсот бойцов. “Я очень хорошо помню Шотландию. Когда я прибыл в аэропорт, то сказал куда-то в темноту: “Как же хорошо оказаться в Англии!“ — посмеивается ветеран. — И немедленно услышал в ответ: “Сэр, вы не в Англии, а в Шотландии!”

BBC Future


Лорентсен, как и его сослуживцы по роте Линге, в которую к концу войны входило около пятисот бойцов, проходил подготовку и в других учебных объектах на территории Великобритании, в том числе участвовал в учебной программе для диверсантов в деревне Арисайг на западном побережье Шотландии.

В Кэрнгормсе он тренировался и в Гленморе, и в Форест-Лодж: по его воспоминаниям, программа была “довольно жесткая”. “В Гленморе у нас были ежедневные тренировки: мы упражнялись в стрельбе из пистолета, винтовки и пулемета. Кроме того, мы отрабатывали приемы бесшумного уничтожения противника и занимались физкультурой — бегом и гимнастикой”, — рассказывает он.

Некоторые — например, приятель Лорентсена и герой Второй мировой войны, имеющий самое большое количество наград во всей Норвегии, Гуннар Сонстебю, который проходил подготовку в Драминтоуле, — специализировались на подрывной работе. “Мы днем и ночью тренировались закладывать заряды в самых разных местах и рассчитывать, сколько взрывчатки потребуется для выполнения разных задач”, — пишет Сонстебю в мемуарах “Доклад от номера 24”.

По возвращении в Норвегию он стал одним из самых активных подрывников в стране, уничтожая призывные пункты и заводы по производству оружия и взрывчатки. Преимущество окрестностей Драминтоула состояло в том, что из конца в конец его пересекали уже вышедшие из эксплуатации железнодорожные пути, которые изначально сооружались для перевозки пиломатериалов и на которых могли теперь тренироваться будущие подрывники.

BBC Future

До недавних пор следы их учебной деятельности находили на берегах тихого озера Лох-Морлих — одной из основных туристических достопримечательностей Авимора. “Один мой коллега, который заведует здесь центром водного спорта, несколько лет назад сказал мне, что люди постоянно приносили с пляжа большие куски железа”, — поведал Найджел Уильямс, руководитель тренировочной базы в спортивном центре “Гленмор-Лодж” (не путать с тем “Гленмор-Лодж”, в котором располагался знаменитый лагерь СТС-26).

“Это были осколки разрушенных взрывами железнодорожных путей. А еще там находили множество разбитых бутылок из-под “коктейля Молотова”. В учебно-тренировочных лагерях также готовили инструкторов для остальных участников движения Сопротивления, которых в Норвегии к концу Второй мировой войны насчитывалось около сорока тысяч.

Для подготовки бойцов роты Линге можно было задействовать любой из множества других учебных центров Управления специальных операций, разбросанных по территории Великобритании, но выбор пал именно на Кэрнгормс за счет его географического положения. Первый учебный центр, куда направили норвежских агентов, располагался неподалеку от города Хенли, среди пологих холмов графства Оксфордшир.

BBC Future


Такая местность не очень-то соответствовала пейзажам, характерным для Норвегии, как отмечает Тони Инсолл, научный сотрудник лондонского Кингс-Колледжа, который пишет книгу об англо-норвежском сотрудничестве в области Сопротивления.

К началу Второй мировой войны в Норвегии, занимавшей вдвое большую площадь, чем Великобритания, проживало всего лишь около двух миллионов человек — по большей части в маленьких поселениях, рассеянных по незаселенной территории с арктическим климатом. “Организация сопротивления в таких условиях происходила совершенно иначе, нежели в небольших густонаселенных странах, таких как Франция или Голландия”, — поясняет Инсолл.

“Нужны были очень выносливые и находчивые люди с отличной физической подготовкой. Для ночевок под открытым небом и выживания в зимнее время требовались совсем не такие навыки, как на юге Франции или где-нибудь еще”. В свою очередь, в Кэрнгормсе местность больше похожа на Норвегию, чем в любой другой части Великобритании.

Помимо труднопроходимых гор и снега, который бывает даже летом, здесь есть широкое высокогорное плато, напоминающее норвежский национальный парк Хардангервидда. Эта особенность оказалась как нельзя кстати для планирования диверсии в Телемарке, известной также как операция “Ганнерсайд”, предпринятой в 1942 году в самой Хардангервидде.

BBC Future

Тяжкая работа

Это событие, увековеченное в книге Томаса Галлахера “Нападение на Норвегию” (Assault on Norway), позднее переименованной в “Телемаркский рейд” (The Telemark Raid), и в вышедшем в 1965 году фильме “Герои Телемарка” с участием американского актера Кирка Дугласа, вошло в историю как главный вклад Управления специальных операций Великобритании в победу во Второй мировой войне и как самая успешная диверсия, предпринятая ротой Линге.
К 1942 году союзные войска располагали сведениями о том, что Германия близка к разработке атомной бомбы.

В частности, немцы стали активно наращивать производство “тяжелой воды“ — жидкости, которая замедляет нейтроны, образующиеся при расщеплении урана, и поэтому является одним из важных компонентов для создания бомбы.

Во всем мире на тот момент существовал только один завод, на котором можно было произвести большое количество тяжелой воды, — Веморк, расположенный на окраине норвежского города Рьюкена.

BBC Future

Цель операции состояла в захвате завода Веморк, но уже на ранних ее этапах диверсанты столкнулись с большими трудностями.

В октябре 1942 года в Норвегии высадилась передовая группа в составе четырех человек. К ним должны были присоединиться британские бойцы, но планеры, на которых они летели к месту встречи, разбились вдали от обозначенной цели, — немцы расстреляли тех, кто выжил в аварии, и, насторожившись, усилили охрану завода.

Пока первые четверо агентов мерзли и голодали в горах, в шотландском Управлении специальных операций спешно готовили новых бойцов из роты Линге, которых можно было бы забросить в Норвегию.

Агенты роты Линге прибыли в Норвегию в конце февраля 1943 года и обошли местность на беговых лыжах в поисках передовой группы. Отыскав товарищей, они направились к заводу.
Та из сторон завода, которая охранялась слабее всего, выходила на овраг глубиной в 200 метров. Бойцы спустились вниз по склону, перешли вброд полузамерзший поток и вскарабкались по отвесной каменной стене наверх, к заводу, неся с собой тяжелое оружие и оборудование.

Смельчакам удалось пробраться внутрь без единого выстрела и заложить взрывчатку, уничтожив таким образом весь запас тяжелой воды. Примечательно, что все одиннадцать диверсантов спаслись, причем пятеро из них дошли на лыжах до Швеции, расположенной в 400 километрах от места взрыва.

BBC Future


Своим подвигом они показали, насколько важны были тренировки в СТС-26. Гуннар Сонстебю проходил подготовку в авиморском лагере Драминтоул у агентов, которые руководили операцией в Телемарке. “Большинство (инструкторов) имели опыт работы в условиях Норвегии, и в этом состояло их колоссальное преимущество”,- пишет он. “Здесь я познакомился с Йоакимом Роннебергом и другими участниками знаменитой операции на заводе по производству тяжелой воды и бойцами передовой группы, направленной в Хардангервидду для подготовки диверсии. Все они работали на базе инструкторами”.

В учебных целях в Драминтоуле использовалось даже небольшое озерцо на территории поместья — там отрабатывалась еще одна важная операция с участием роты Линге.
В 1943 году фашисты решили перенести производство тяжелой воды из Веморка в Германию.

Бойцы роты Линге проникли на пассажирский паром, который использовался немцами в качестве транспортного средства, и разместили на борту взрывное устройство. Паром “Гидро” затонул на озере Тинн недалеко от Рьюкана. При взрыве погибло восемь немецких военных и десять гражданских лиц, а также был уничтожен запас едкого калия, необходимого для дистилляции тяжелой воды.

В ходе подготовки к операции на озерце в Драминтоуле была сооружена (и взорвана) модель парома. В 1960-е годы Драминтоул выкупила семья Грант, и сегодня здесь находится их родовое гнездо. Гленмор-Лодж переоборудован в молодежный хостел.

Мало кто из туристов, приезжающих сегодня в Авимор, слышал об СТС-26 и отважных бойцах, проходивших здесь специальную подготовку. Впрочем, многих привлекает возможность покататься на лыжах — а этим в свое время занимались здесь будущие диверсанты. Но в Норвегии память о шотландских учебно-тренировочных базах живет и по сей день.

BBC Future

“Я каждую неделю общаюсь с туристическими группами. Если попадаются норвежцы, они всё, всё знают об этих лагерях. Для них это, в сущности, то же, что для нас битва за Британию”, — рассказывает Филиппа. “Мы рассматриваем Драминтоул и всё, что здесь происходило, как события норвежской, а не шотландской истории”.