БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ | Руководитель Nordica — о кризисе, будущем эстонской авиации, путешествиях и конкуренции с airBaltic

 (21)
БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ | Руководитель Nordica — о кризисе, будущем эстонской авиации, путешествиях и конкуренции с airBaltic
Reisijuht

Вопрос будущего эстонской авиации сейчас стоит как никогда остро. Руководитель по маркетингу и коммуникациям Nordica Тоомас Уйбо рассказал, какое будущее ждет мировую авиацию, что будет с национальным перевозчиком и при чем тут кондитерские и пекарни.

Когда в Эстонии возобновятся пассажирские авиаперевозки?

Очень сложно ответить на этот вопрос, потому что на данный момент никто не знает, когда государства снимут все ограничения на передвижение, отменят карантин и откроют границы. Все зависит от того, как быстро отступит пандемия, а этого, к сожалению, никто не может предсказать.

Хорошо, а если все-таки поразмышлять на эту тему…Когда, как Вам кажется, можно будет говорить о возобновлении авиасообщения с Эстонией?

Европейская ассоциация региональных авиакомпаний (ERA) считает, что большинство авиаперевозчиков не смогут начать работу до июля. Если только какие-то единичные рейсы. Поэтому заявление наших южных соседей (airBaltic — уточнение ред.) о возобновлении полетов из Таллинна уже в середине мая нам кажется, мягко говоря, весьма удивительным. Я бы сам не купил ни одного авиабилета на май, так как правительство еще даже не определилось, когда точно будет отменено чрезвычайное положение. Другими словами, ни одна авиакомпания не может самостоятельно принять решение, когда они начнут летать в Таллинн.

Читайте также:

Если, в конце концов, путешествия вновь станут возможными, какие авиакомпании первыми вернутся на эстонский рынок? Изменится ли выбор поставщиков услуг?

Если говорить о Таллинне, то существует опасность, что для многих авиакомпаний эстонская столица не станет важным пунктом в графике рейсов, которые надо будет восстановить в числе первых. Я полагаю, что в сообщении с Таллинном по-прежнему будут заинтересованы SAS, Finnair, Lufthansa и в какой-то степени airBaltic, конечной целью которой станет организация перевозки жителей Эстонии с транзитной остановкой в Риге. airBaltic сейчас пытается создать впечатление, что вот-вот все закончится и полеты чудесным образом возобновятся. Но я очень скептически к такому отношусь, и поэтому не стал бы покупать билеты на самолет до официального снятия чрезвычайного положения в стране. Большой проблемой, безусловно, станет наличие прямых рейсов в важные для нас пункты назначения, потому что, к сожалению, они невыгодны для авиакомпаний. Цель иностранных авиакомпаний — сначала доставить эстонских пассажиров в хаб (узловой аэропорт, достаточно крупный пересадочный транспортный узел с необходимым набором сервисов, имеющий подходящее географическое положение — ред.), а затем уже организовать их пересадку на другой рейс в нужный пункт назначения. Определенно будет чувствоваться нехватка удобных по времени и дню вылета прямых рейсов. Эстонская авиакомпания Xfly готова при первой возможности возобновить полеты по маршруту Таллинн-Стокгольм в сотрудничестве с SAS.

Возможно ли, что Nordica восстановит какие-то авиалинии?

Этого нельзя исключать. Государство создавало Nordica для обеспечения сообщения между Таллинном и важными для нас пунктами назначения. Конечно, летать отсюда невыгодно, да и наши возможности ограничены. Мы должны приносить государству доход, но, к сожалению, этого не получается сделать на практике. Кроме того, проблемой является и то обстоятельство, что действующие правила не позволяют государствам поддерживать свои зарубежные маршруты. Даже если какая-то авиакомпания громким голосом заявляет, что все ее таллиннские рейсы приносят доход, мы, люди авиации, знаем, что это неправда. Это просто вопрос стратегии и долгосрочной цели.

Многим до сих пор не особо понятно, что общего у Nordica c Xfly? Вы можете объяснить, в чем разница и чем они связаны?

Я попробую объяснить это на одном простом примере. Представим, что Nordica — это кондитерская с красивыми витринами, где продается изысканно оформленная выпечка. В этой кондитерской работают продавцы, технологи, определяющие стоимость продукта, а также маркетологи, занимающиеся рекламой и делающие все, чтобы покупатели пришли к ним за выпечкой. Конкуренция очень жесткая: рядом с этой кондитерской находятся десятки других, где тоже есть красиво оформленные витрины и похожие товары. Разворачивается настоящая ценовая война — все для того, чтобы привлечь покупателя. Xfly в этой схеме — маленькая пекарня, расположенная за кондитерской, дочерняя компания, где вся выпечка и производится. Тут есть необходимая аппаратура, свои работники, которые готовят вкусные булочки и торты. “Пекарня” заключила долгосрочные соглашения с различными кондитерскими, чтобы обеспечить себя работой в течение нескольких лет и получить прибыль. В данном случае пекарей не беспокоит, смогут ли кондитерские продать их выпечку или нет. Для них важно строго соблюдать все пункты договора и в ближайшие 4 или 6 лет поставлять столько товара, сколько изначально было обговорено. Другими словами, кондитерская берет все коммерческие риски на себя, а пекарне нужно просто печь булочки и ни на что не отвлекаться. А теперь представим, что выпечка — это полеты. Nordica полностью все организовывает и отвечает за рейсы от начала и до конца. Xfly же продает свои услуги различным авиакомпаниям, включая Nordica.

Так, может, по окончании кризиса самое время восстать из пепла и открыть новую “кондитерскую”, чтобы снова стать достойной авиакомпанией?

Важно понимать, что до кризиса Nordica и Xfly были успешными и прибыльными предприятиями. То, что в прошлом году Nordica прекратила продажу билетов на рейсы из Таллинна, совсем не означает, что компании грозит банкротство. “Кондитерская” временно закрыла свои двери, но “пекарня” продолжает печь булочки и приносить прибыль владельцам. Просто покупателями “выпечки” в настоящее время стали больше другие авиакомпании, чем Nordica. Это означает, что национальный авиаперевозчик у нас есть, мы можем в любой момент возобновить полеты, не опасаясь банкротства, как, например, в Estonian Air. Ясно, что кризис ударил по всем отраслям экономики, в поддержке нуждаются даже те, кто был успешным до кризиса. И мы в том числе.

Правительство обсуждало, стоит ли поддерживать эстонскую авиацию или отдать приоритет, например, airBaltic. На пресс-конференции Таави Аас заявил, что разумнее было бы оказать помощь национальной авиакомпании, так как, во-первых, это эстонское предприятие, а во-вторых, сложно было бы начинать восстанавливать авиасообщение с помощью больших самолетов airBaltic. Что Вы можете ответить на это?

Я думаю, что поддержка airBaltic деньгами эстонских налогоплательщиков была бы самой большой глупостью, которую правительство страны могло бы предпринять. Поэтому я не верю, что этот вопрос обсуждался серьезно. Мы должны прежде всего заботиться об эстонских предприятиях, чтобы, по возможности, оставаться независимыми. Авиация является неотъемлемой частью государства. Тем не менее, министр экономики идет по правильному пути и думает в логическом ключе. В авиации существуют определенные правила, которые нельзя переписать с помощью маркетинговых советов. Авиастроители производят самолеты в соответствии с бизнес-планами авиакомпаний и потребностями рынка, каждый тип воздушного судна подходит для определенного типа задач. Если вы строите стену и вместо мастерка используете скальпель, в какой-то момент ваш бизнес перестанет быть устойчивым. Точно также и в авиации. Новые и красивые самолеты A220, способные вместить 145 пассажиров, не смогут принести airBaltic прибыль, например, на линии Таллинн — Вильнюс, потому что даже в хорошие времена вместимость самолетов до 90 посадочных мест составляла 50%. Если латыши действительно начнут использовать на этой линии такой тип самолета, то это определенно будет осознанной и рассчитанной доплатой за билеты. Как долго такое будет продолжаться, зависит от того, сколько денег у латвийского налогоплательщика. В этом плане латыши молодцы: они понимают, что, даже если их авиакомпания будет постоянно работать в минус, косвенное влияние на страну останется положительным. Мы так не умеем. Мы готовы ежегодно поддерживать внутренний транспорт 120 миллионами евро, но от авиакомпании ждем значительной прибыли. Латыши думают иначе.

Какое будущее ждет авиацию, если путешествия возобновятся в былых объемах? Изменятся ли привычки туристов? И если да, то как?

Будущее авиации в наших руках. Вопрос в том, будем ли мы сразу после кризиса вести себя точно так же, как и до него. Никто не побежит в первый день после отмены чрезвычайного положения покупать билеты для всей семьи в Азию. Все скорее подождут, посмотрят, что изменится в стране и в мире. Кроме того, вероятно, мы станем менее платежеспособными. Кто-то потерял работу, у кого-то урезали зарплату, уменьшились заказы, денег в обороте стало меньше. Конечно же, это сильно ударит по всему транспортному сектору. Я сам верю, что мы вернемся к нашему обычному ритму жизни как можно скорее, но, надеюсь, сделав должные выводы из произошедшего.

Как Вы думаете, когда путешествия возобновятся в былых масштабах, как это было до коронавируса?

Все зависит от нас. Но я думаю, что пройдет 2-3 года, прежде чем мы сможем вернуться к докризисным показателям.

Foto: Uriol Lacuesta

Во время чрезвычайного положения Вы вывозили их разных стран оказавшихся в ловушке жителей Эстонии. Какие были самые запоминающиеся рейсы?

В разгар кризиса Nordica организовала специальные рейсы в различные европейские города, чтобы помочь нашим соотечественникам вернуться домой. В общей сложности мы совершили 6-7 рейсов. Больше всего — из Малаги, где на постоянной основе проживает очень много граждан Эстонии. Поэтому было очень много вещей. Почти в каждом рейсе были животные: кошки, собаки, хомячок и попугай — прям какой-то Ноев ковчег. Понятно, что каждый питомец является уже настоящим членом семьи, не бросить же их в Испании. Мы делали все возможное, чтобы быстро доставить как людей, так и животных домой.

Foto: erakogu

Была ли когда-нибудь в Вашей авиационной карьере похожая ситуация, как во время этого кризиса?

Такого кризиса не было после Второй мировой войны. А авиации были кратковременные кризисы, связанные с различными событиями — например, с трагедией 9 сентября или вспышкой атипичной пневмонии. Но это все было под относительным контролем, нормальная жизнь была восстановлена довольно быстро. Данный кризис учит нас многому — мы должны быть готовы, что подобное может случиться вновь и вновь, и это будет учитываться теперь при оценке возможных рисков.

Мы все знаем, с какими трудностями приходится сталкиваться в результате распространения коронавируса. Есть ли какие-то позитивные моменты от всего происходящего?

Люди определенно приспосабливаются к ситуациям. К счастью, у нас нет войны, и, по крайней мере, европейские страны хорошо ладят между собой и поддерживают друг друга. Наша планета, безусловно, может сейчас полной грудью вдохнуть свежий воздух. Вероятно, мы научимся лучше справляться с такими ситуациями и понимать, как действовать, что на самом деле необходимо, а что нет.

Закончится кризис. Куда бы Вы хотели первым делом отправиться в путешествие?

Я с удовольствием еще раз слетал бы в Японию. Это прекрасная страна, где живет замечательный народ со своей древней и захватывающей культурой.

А где были последний раз?

Осенью прошлого года я отдыхал с семьей в итальянской Тоскане. Это невероятное место, куда всегда хочется вернуться, и что я собственно и делаю второй год подряд. Потрясающая и необычная природа. В октябре там теплая, наполненная миллионами красок осень, очень сладкий виноград, который уже не подходит под вино, а туристы не упускают возможности его съесть. В Италии в это время так называемый низкий сезон — цены на жилье вдвое дешевле. Например, аренда большого каменного дома на всю семью обошлась нам 100 евро за ночь. Тоскана заряжает тебя энергией на всю зиму.

Монтепульчиано, Тоскана, Италия. Foto: Toomas Uibo