Финка “Минна”: “Мне лучше жить в шариатском государстве, чем в Финляндии”

 (25)
Финка “Минна”: “Мне лучше жить в шариатском государстве, чем в Финляндии”
Scanpix, AFP: DELIL SOULEIMAN

Остальные финские женщины в лагере “Аль-Холь” в Сирии хотели бы вернуться обратно домой. Они озабочены состоянием здоровья своих детей, в то время как специалистов волнует возможное увеличение радикализма в Финляндии после их возвращения, пишет YLE.

В Финляндии в последние месяцы шли оживленные дискуссии вокруг того, что необходимо предпринять в отношении финских жен и детей боевиков террористической организации ИГ, находящихся в лагере “Аль-Холь” в Сирии. Корреспондент Yle Антти Куронен в августе второй раз посетил “Аль-Холь”. Там он встретился с финкой “Минной”. (Настоящее имя женщины Yle не публикует, чтобы защитить ее живущих в Финляндии родственников).

Минна вспоминает, что для нее создание Исламского государства, то есть халифата, в 2014 году стало радостной новостью.

- Согласно нашей религии, мы должны соблюдать исламское право, шариат. Появление нового исламского государства должно радовать всех мусульман, — говорит она.

Читайте также:

Всем известно о кровавых казнях и зверствах ИГ. Считает ли Минна такие действия оправданными?

- Эти люди действовали в соответствии с шариатом. Если человека приговорили по шариату, это оправдано. В противном случае — нет.

Минна хорошо знает, что в Финляндии многие считают ее и других женщин, отправившихся всед за мужьями на территории ИГ, риском для безопасности.

- Я уверена, что финны будут нападать на нас. Мне лучше жить в шариатском государстве, чем возвращаться в Финляндию, — говорит она.

Корреспондент Yle Антти Куронен опросил в общей сложности шесть взрослых гражданок Финляндии, содержащихся в Аль-Холь. С некоторыми Куронен встретился в мае, когда он впервые посетил лагерь. Ни одна из них, кроме Минны, не защищала действия ИГ. Минна также была единственной, которая постоянно ссылалась на Аллаха и Коран. Все остальные финки, с которыми говорил Куронен, хотели бы вернуться в Финляндию.

Одна из респонденток опасается, что слова Минны ухудшат возможности остальных граждан Финляндии вернуться на родину. Вторая замечает, что критиковать ИГ в лагере опасно.

Читать еще

Условия в лагере крайне примитивные. Весной пленники могли передвигаться по лагерю свободнее, чем сейчас.

Во время двухчасового визита в лагерь журналиста сопровождают два охранника.

По оценкам, в лагере, созданном курдскими военными силами, содержится около 10 финских женщин и примерно 30 детей. Всего в лагере 11 000 иностранных боевиков и членов их семей. Большинство из них несовершеннолетние.

Многие специалисты, в том числе заместитель командующего международной коалиции против ИГ Алекс Гринкевич, считают наиболее большим риском в борьбе с боевиками именно радикализацию женщин, находящихся в лагере.

Так же думают и сирийские курды.

- Ал-Холь — бомба замедленного действия. У нас нет ресурсов для обеспечения безопасности в лагере и предотвращения радикализма. В нашем регионе много рисков для безопасности, к которым мы должны готовиться. Турция угрожает напасть, а ИГ начал бомбить регион, — говорит начальник пресс-службы организации сирийских курдов Кино Габриэль.

В мае финские женщины верили, что их выпустят из лагеря в скором времени. Теперь их вера исчезла. Правительство Финляндии до сих пор не решило, что делать с гражданами Финляндии, находящимися на курдской территории в Сирии.

Мать Минны, живущая в Финляндии, уже семь лет ждет свою дочь обратно. По ее словам, Минна отправилась сначала в Турцию, а оттуда в Сирию в 2012 году. Она оставила в Финляндии своих детей. Минна сама говорит, что первоначально отправилась в Сирию, чтобы помочь жертвам конфликта. Среди повстанцев были и исламистские группировки, но ИГ была еще небольшой организацией.

Мать Минны говорит, что отъезд дочери в Сирию стал для нее неожиданностью.

- Она сказала, чтобы я не боялась, она собиралась вернуться через несколько месяцев.

Дочь, однако, не вернулась. Она вышла замуж за португальского исламиста Неро Сарайва. У них родилось трое детей. У Сарайва было несколько жен.

Он был одним из первых европейских исламистов, поехавших в Сирию. Он быстро поднимался в иерархии ИГ и стал правой рукой известного британского террориста Джихади Джона.

По словам матери Минны, дочь сначала присылала фотографии, на которых ее жизнь показалась нормальной. Но постепенно матери стало ясно, что дочь находится на территории ИГ. По ее оценке, семья Минны переезжала из одного место в другое не менее 30 раз.

Минна сама говорит, что развелась с Сарайва.

У многих женщин в лагере маленькие дети, они страдают от болезней и недоедания.

Минна говорит, что ее 2-летняя младшая дочь из-за недоедания научилась ходить лишь в возрасте одного года и девяти месяцев.

Мать Минны говорит, что уже на протяжении семи лет прилагает усилия, чтобы дочь и внуки вернулись домой. Она смирилась с тем, что дочь может попасть в тюрьму в Финляндии, если будет доказано, что она нарушила закон.

- Они говорят, что ничего дурного не делали, но это надо расследовать здесь, в Финляндии.

Мать Минны сообщает, что близкие женщин, находящихся в лагере Аль-Холь, связывались с финскими властями и представителями курдов. Курдское правление ответило, что готово помочь, но они могут передавать людей только властям тех стран, гражданами которых они являются.

Минна тоже раньше хотела вернуться в Финляндию, говорит мать.

- После того, как ее перевели в лагерь, она каждый день спрашивала, когда их выпустят.

Несколько недель назад Минна, однако, написала матери: “Мама, перестань стараться. Они уже не примут нас”.

- Для бабушки это ужасно.

Она еще верит, что Минна передумает и вернется домой.