Финский остров Пююсаари — безыскусная атмосфера на миллион евро


Финский остров Пююсаари — безыскусная атмосфера на миллион евро
Scanpix, Panthermedia: Rudolf Güldner

“Лучший секрет города”, “Маленькая Москва”, “Пальма де Пюю”, — все это названия одного и того же небольшого ресторанчика с красочной историей, расположенного в нарядной деревянной вилле на финском островке Пююсаари. Здесь с 1930-х годов действует Хельсинкское рабочее парусное общество — иными словами, пролетарский яхт-клуб, как бы забавно такое словосочетание ни звучало. Здесь уже более 70 лет собираются люди, которые превыше всего ценят море — и открытую, дружелюбную атмосферу, рассказывает портал YLE.

Остров Пююсаари, расположенный между Лааясало и Кулосаари, недаром называют лучшим секретом города — на машине к нему не подобраться, и даже пешком придется пройти порядочно, сперва пробравшись через густые заросли в парке Хенрика Боргстёма, а потом увязнув в песке на пляже, последнем препятствии на пути к понтонному мосту, который ведет на островок через крохотную гавань для моторок и парусных лодок. Легче всего попасть на Пююсаари по морю — этот путь долгое время оставался единственным.

Читайте также:

Долгая дорога в дюнах будет вознаграждена — в центре островка возвышается изящная деревянная вилла прошлого столетия, выкрашенная в веселый ярко-желтый цвет. Именно она задает настроение на острове: с 1952 года здесь действует ресторан, открывшийся перед Хельсинкской Олимпиадой, и с тех пор меню и карта напитков практически не изменились. Людей привлекают сюда не новинки гастрономии, а бесхитростная и в то же время дружелюбная атмосфера.

История парусного общества — как рабочий люд обзавелся своим яхт-клубом
Своими корнями Хельсинкское рабочее парусное общество (Helsingin työväen pursiseura) уходит в далекий 1924 год. Небольшая компания друзей собралась в ресторанчике на островке Мустиккамаа, чтобы обсудить возможность создать общество любителей гребного и парусного спорта для выходцев из рабочего класса. Идею поддержали, и уже на следующий год Хельсинкское рабочее парусное общество провело свое первое собрание. Позже участники решили вступить в Ассоциацию рабочего спорта, которая изначально сочла это плохой идеей: парусный спорт считается буржуазным занятиям, не вписывавшимся в рамки пролетарских спортивных хобби. Тем не менее, все сомнения растаяли, когда количество членов в Рабочем парусном обществе начало расти как на дрожжах: финны — нация мореходов, и среди выходцев из рабочего класса многие владели весельными лодками, моторками, а некоторые и парусными лодками. Оазисом пролетарского яхт-клуба и стал островок Пююсаари, где красовалась вилла, некогда принадлежавшая купцу А. Эрикссону. Денег у парусного общества было немного — на членские взносы работяг особо не разгуляешься — поэтому для покупки виллы, ставшей штаб-квартирой общества, нужно было брать ссуду из банка.

Первое кафе было открыто на острове еще в 1930-е годы, но из-за царившего тогда в Финляндии сухого закона в меню были только бутерброды, домашний лимонад и кофе. После того, как от ограничений отказались, на прилавке появились сигареты и пиво. Впрочем, до окончательной свободы было далеко: алкогольная политика того времени предполагала, что народ необходимо защищать от алкогольных соблазнов, и лицензии на продажу спиртного выдавали лишь избранным ресторанам. В особенности хотели контролировать потребление среди пролетариата, потому что считалось, что простой народ ограничивать себя в выпивке не в состоянии.

Тем не менее, закон предполагал также выдачу разрешений заведениям, в которые ходили и обычные люди, а не только белые воротнички. Более охотно разрешения выдавались рабочим объединениям и кооперативам, нежели частникам, и таким образом Рабочее парусное общество в итоге обзавелось правом подавать своим членам алкоголь.

По-настоящему ресторан развернулся лишь в 1952-м году, перед хельсинкской Олимпиадой. В послевоенной Финляндии было бедно, но в воздухе витала вера в перемены, и ради этих перемен население маленькой северной страны готово было прилежно трудиться. 1952 год стал во многом знаковым для финнов. Впервые титул Мисс Мира завоевала финка Арми Куусела. Хельсинки выбрали местом проведения летней Олимпиады. В стране начали продавать диковинный напиток — кока-колу. А еще специально чтобы напоить олимпийских гостей, в Финляндии придумали и по сей день популярнейший коктейль “лонкеро” — смесь джина с грейпфрутовым лимонадом.

Ресторан Пююсаари получил расширенную лицензию на продажу спиртных напитков 7 июля 1952 года, за 12 дней до начала Олимпийских игр. Из иностранных спортсменов лишь единицы в итоге добрались до крошечного островка, удаленного от центра, зато во время соревнований выразить свою солидарность с собратьями по хобби приплыли яхтсмены из Турунского рабочего парусного общества. Побывали на острове и советские спортсмены: девять представителей команды парусного спорта СССР неожиданно нагрянули на остров, где финны радушно их приняли — несмотря на правила, запрещающие обслуживать в ресторане гостей, не принадлежавших к членам парусного общества.

Чем потчевали мореходов — меню ресторана Пююсаари

В военные времена кофе, сахар и сливочное масло надолго исчезли с финских столов. Паек был скудным, а количество ингредиентов ограниченным. После войны продуктов по-прежнему не хватало. Даже в период Олимпиады в Хельсинки многие товары отпускались по талонам, первым среди таких дефицитов был кофе.

Неудивительно, что после долгого воздержания финны жаждали еды — обильной и калорийной. Лучшей едой считалось жирное мясо, сливки, сахар, сосиски и сдоба.

Поскольку в те времена монополист Алко строго контролировал публичные питейные заведения и отпускал спиртное в соотношении с количеством продаваемых порций еды, рестораны старались продать клиентам как можно больше различных закусок и прочей снеди. Из напитков предлагались джин, водка, ром, коньяк и пиво, куда же без него. В меню же на первых порах преобладали сосиски с картошкой, по праздникам — венский шницель, жареный свиной бок и салака. До сих пор в ресторане Пююсаари можно съесть классическое блюдо родом из пятидесятых, так называемую “сковородку яхтсмена” — purjepannu. В нее входит жареная картошка с сосисками и яйцом, свежий салат и маринованные огурчики с хлебом.

Идеологически подкованные моряки

1960-е годы были политически окрашенным периодом в общественной жизни страны, что отражалось также на Пююсаари и его посетителях. Члены парусного общества нередко сталкивались лбами, споря об идеалах. Несколько утрируя, можно сказать, что каждый новый участник общества рано или поздно должен был определиться с позицией “демократия или революция”. С тех пор, очевидно, и дошло до наших дней шуточное название “Маленькая Москва”, данное ресторану в честь политических споров, сотрясавших его стены.

В то же время как пролетариев, так и буржуа объединяли парусные соревнования, во время которых забывались политические разногласия и идеологическая непримиримость. Если в обычное время в Пююсаари практически нельзя было встретить “белые воротнички”, то во время гонок на террасе ресторана засиживались бок о бок как трудовой люд, так и выходцы из высшего общества. В то же время одна из расхожих фраз в ресторане гласила: “Капиталисты на Пююсаари попадают только порционными кусками”.

Водочные реки, пивные берега

Начало 1970-х стало в некоторой мере поворотной точкой в истории ресторана. Алко снизил свои надзорные требования к заведениям общепита, и соотношение продаж еды и алкоголя больше не контролировалось так жестко. Это привело к тому, что продажи закусок в Пююсаари упали до рекордно низкого уровня — больше не нужно было заказывать “обязательную” еду, чтобы выпить, и клиенты этим вовсю пользовались. Продажи еды стабильно снижались уже в 1960-х, так, в 1968 году продажа закуски составляла лишь 10% от общей суммы. Рекорд, однако, был поставлен в 1973 году, когда продажи еды за год составили жалкие 5%. Объясняется это тем, что лето 73-го было исключительно солнечным и жарким, и Пююсаари оккупировали страдающие от жажды мореходы.

Еще с отмены сухого закона самым популярным напитком в Пююсаари было обыкновенное пиво. Позже, однако, фокус сместился на более крепкие напитки. Так, в 1970-е гости в основном заказывали “лонкеро” и крепкое спиртное. Любителей вина в те времена по всей Финляндии было мало, поэтому в меню Пююсаари его не было вплоть до поздних 80-х.

В 1970-е и 1980-е море алкоголя, лившегося по бокалам, надолго врезалось в память завсегдатаев, и даже в 1990-е на островок периодически забредали старые морские волки, с негодованием ворчавшие, что мир катится в тартарары, раз уж в Пююсаари никто больше не пьет с былым энтузиазмом!

Новые ветра

В 1977 году вступил в силу новый закон, согласно которому на воде нельзя было находиться в опьянении выше 1,5 промилле. Нововведения отразились и на привычках завсегдатаев Пююсаари. Впрочем, многие продолжали веселиться, несмотря на запреты, и после того, как ресторан отказывался обслуживать хорошенько приложившихся к стакану клиентов, часть из них шла на хитрости, чтобы “догнаться” до нужной стадии. Так, по воспоминаниям одной из официанток, однажды в ресторане появилась компания из трех приятелей, усевшаяся к окну. Товарищи раз за разом заказывали по четыре стопки водки, а когда девушка спрашивала, для кого четвертая, они советовали ей не беспокоиться, дескать, у нас тут один пьет за двоих. Но присмотревшись, она заметила, что за четвертой стопкой тянется из окна жадная рука. Выяснилось, что товарищи заказывали спиртное для друга, которому вход в ресторан был запрещен из-за дебошей.

В начале девяностых Пююсаари, как и вся Финляндия, переживал от последствий экономического кризиса. Экономика переживала глубокий упадок, и это, естественно, отражалось на клиентуре, которая практически исчезла — многие вынуждены были продать свои лодки, чтобы свести концы с концами. В период с 1992 по 1993 год оборот ресторана упал почти на 15%.

Но трудные времена остались позади, и с середины девяностых деятельность Пююсаари вернулась в нормальное русло. Ресторан из места попоек превратился в место отдыха для семей и парочек. В особенности увеличилось количество пеших посетителей, приходивших на остров по мосту, соединяющим островок с районом Лааясало.

В то же время ресторан начали понемногу использовать как выставочное пространство для картин финских и зарубежных художников. Первым русским художником, чьи работы украсили стены виллы Пююсаари в 1996 году, стал Мюд Мечев, академик, известный своими иллюстрациями к “Повести временных лет” и “Калевале”.

Спустя 23 года в Пююсаари вновь открылась выставка Мечева, к сожалению, ставшая посмертной — художник скончался в 2018 году, года не дожив до своего 90-летия. Открывала выставку президент Тарья Халонен, с которой Мечева связывала долгая дружба.

Выставку можно посетить бесплатно до 27 сентября 2019 года. Работы разных лет, от масляных полотен до графики, от городских урбанистических пейзажей до ландшафтных набросков — в Пююсаари можно увидеть и даже приобрести несколько десятков работ российского художника.

Ресторан и выставочное пространство открыты по будням с 16 до 22.30, по выходным с 12 до 21.