ФОТО. Путешествие в Мьянму: деревня чернозубых, веселые похороны и настоящая жизнь


ФОТО. Путешествие в Мьянму: деревня чернозубых, веселые похороны и настоящая жизнь
Scanpix, REUTERS: Soe Zeya Tun

Эдгар Бродиньш — путешественник, который предпочитает нетрадиционные туристические направления. Он уже побывал в Лаосе, Камбодже, Непале и во многих других местах, а его последняя поездка была в Мьянму, где он познакомился гостеприимными жителями простых деревень и оценил их человечность и смирение. Во время своего 16-дневного путешествия Эдгар объездил разные регионы Мьянмы, чтобы развеять мифы об этой стране и увидеть реальную картину, пишет DELFI Tūrismagids.

Почему Эдгар решил поехать именно в Мьянму, которая до 1989 года называлась Бирмой? “Такие места автоматически открывают больше возможностей узнать и испытать что-то новое. Для меня это своего рода магнит”, — объясняет он.

Маршрут путешествия: Янгон (“Yangon”) — Лойко (“Loikaw”) — озеро Инле (“Inle lake”) — двухдневный поход из “Indein” в “Lamin“ — Кентун (“Kengtung”) — Мандалай (“Mandalay”) –Паган (“Bagan”) — Янгон (“Yangon”).

Разрушение первых мифов и эффективность работы

Читайте также:

Первый миф (по поводу сложностей с интернетом) был опровергнут в Янгоне, который раньше был столицей Мьянмы. “Руководитель группы утром раздал всем по 20 GB интернета, и я единственный отказался (чтобы не портить суть путешествия — быть здесь и сейчас с теми людьми, которые меня окружают). Подобное было и с витринами магазинов, и со знанием местными жителями английского языка — ничто не свидетельствовало о закрытости страны от внешнего мира. Но информация гида о том, что в 2010 году SIM-карта телефона здесь стоила 2000 долларов, указывала на то, что в Мьянме были и другие времена.

Вечером Эдгар посетил буддийский храм, и ему понравилось, что сделать пожертвование там можно двумя способами — наличными деньгами и банковской карточкой. “Очень инновационный подход. Как знать, может, когда-нибудь такое будет и в наших церквях”, — говорит он смеясь.

Rangun

Что касается эффективности работы местных жителей, то Эдгар заметил две характерные ситуации. Например, уборкой сломавшегося дерева занимались 12 человек. А в небольшом магазине с умеренным потоком покупателей работали все четыре кассы, и в каждом отделе магазина стояло по два консультанта. По словам Эдгара, в Европе с таким же объемом работы справились бы трое работников: “Возможно, это такой способ решения проблемы занятости — лучше трудоустроить большее число людей и платить им поменьше, чем высокий уровень безработицы”.

Местные традиции и уникальные поселки

На следующий день дорога привела Эдгара и его попутчиков в округ Лойко, состоящий, главным образом, из небольших поселков, расположенных поблизости друг от друга. И, как он отмечает, здесь его интересовало не столько место, сколько люди.

В одном из поселков путешественники увидели уходящую традицию — вытягивание женской шеи с помощью металлических спиралей. “Как мы узнали позже, в ближайших окрестностях осталось лишь шесть пожилых женщин, соблюдающих этот обычай. А место, в котором мы их встретили, было таким “настоящим” — казалось, будто мы в деревне у бабушки, только 100 лет назад”, — рассказывает Эдгар. И добавляет, что, хотя местные жители угощали их простыми блюдами, прием был очень сердечный. — Уникальность этого места, наверно, заключается в том, что здесь не встретишь толп туристов, которые бы все это быстро испортили. Очень приятное место, но надолго ли?”

specchio delle mie brame

В этом же регионе Эдгар осмотрел пещеру “Aung Ta Pyay”, побывал на футбольном матче, посетил рынок и увидел волшебный закат. “С этим местом ассоциируется приятный и неспешный темп жизни“ — добавляет путешественник.

“Туристическое” озеро и двухдневный поход

Следующей целью было озеро Инле, на осмотр которого отводилось три дня. Это место примечательно домами на сваях и плавающими огородами. “Скажу прямо, озеро оказалось одним из двух самых “туристических” объектов в этом путешествии. Нас много раз катали по нему на лодках с остановками в тех местах, где можно было потратить деньги — например, на сувениры. Там было немало туристов, которых привозили автобусами. Для них были и гостиницы, и кафе в западном стиле. Это уже был поставленный на поток бизнес. Некоторые остановки на первый взгляд казались интересными — например, возле рыбаков, которые одной ногой стояли в лодке, а другой удерживали весло. Но, как оказалось, они ничего не ловили, а только имитировали процесс, позируя туристам и отрабатывая уплаченные им деньги”, — говорит Эдгар.

Fishermen, Inle Lake, Myanmar

Двухдневный поход начинался возле поселка Индейн (“Indein”). Маршрут пролегал через другие поселки, где можно было наблюдать реальные будни крестьян. Поваром в походе был харизматичный местный житель — мужчина лет 60 в соломенной шляпе с тканой сумкой на плече. “В конце похода мы захотели его отблагодарить и в тайне от гида собрали ему чаевые, которые он действительно заслужил. Мой совет: если захотите отблагодарить человека, то так и делайте, а если вы передадите ему деньги через гида, то они до него не дойдут”, — рекомендует Эдгар.

Обобщая впечатления от похода, Эдгар назвал его “путешествием во времени”: “Вечерами люди зажигают свечи, по утрам греются у костра, ложатся спать с наступлением сумерек, а встают с первыми петухами. Жизнь в гармонии с природой”.

Веселые похороны и деревня чернозубых

В город Кентун — самое отдаленное место маршрута — путешественники прилетели на самолете. Он находится в 60 километрах от границы с Китаем, и, по словам Эдгара, это чувствуется во всем. В течение двух дней группа ходила из этого города в небольшие походы к местным племенам. “Гид нам намекнул, что детям в качестве гостинцев можно принести конфеты, а я предложил купить им и футбольный мяч, что мы и сделали. Считаю, что такую идею нужно популяризировать — покупать людям, к которым едете в гости, практичные вещи, а не просто фотографировать их и уезжать.

По дороге к первому племени мы попали, как нам сначала показалось, на местный праздник. Нас пригласили за стол и угощали, а позже выяснилось, что приподнятое настроение у людей было по случаю похорон! За гостеприимство мы подарили им футбольный мяч”, — вспоминает Эдгар.

Kentun Market, Birma 8 nov. 2008

Затем путешественники пришли в “деревню чернозубых”, расположенную на высоте 1600 метров над уровнем моря. Там у всех женщин старше 18 лет черные зубы — это своеобразная альтернатива зубной пасте. Находясь в этой деревне, Эдгар осознал, что это самый первобытный образ жизни, который ему доводилось видеть. В деревне царила особая атмосфера, которая заставила вернуться в прошлое. Местные жители встретили путешественников очень тепло — их пригласили в главный дом деревни, где обычно живут шаманы. “Нас угостили чаем и сладким картофелем, но я вежливо отказался, как и от угощения на похоронах, и не зря — у одного из участников группы, попробовавшего эти “деликатесы”, потом два дня были проблемы с животом”, — рассказывает Эдгар.

Грязь и мусор в городе и на природе

Второй крупнейший город Мьянмы Мандалай находится в центре страны. Гид сначала повел группу в каменную мастерскую, но Эдгар, увидев, что там эксплуатируют маленьких детей, сел в такси и вернулся в гостиницу. На следующий день большая часть группы отказалась от запланированной экскурсии по городу и отправилась за город к водопадам “Dee Dote”.

Но, как отметил Эдгар, здесь его тоже ждало разочарование — прекрасная природа тонула в горах мусора, повсюду были заброшенные стройки и все выглядело очень неухоженным. Вода в водоеме, в котором купались преимущественно местные, была неприятной, а прямо у водопада женщины стирали белье.

Мьянма, которая лучше всего раскрывается глубоко в деревне

В конце концов путь привел Эдгара в Паган — живописный древний город тысяч пагод, ступ и монастырей, который ему очень понравился. В городе давно никто не живет, это археологическая зона. Но в окрестностях Пагана расположено несколько деревень.

Myanmar, Pagan

По словам Эдгара, эти деревни сильно отличаются от тех, которые путешественники видели раньше. “Они какие-то слишком правильные, вылизанные. На одной из улиц я заметил целый ряд приличных кафе для туристов, множество новеньких автобусов с надписью VIP, в которых были в основном пенсионеры из Западной Европы”, — рассказывает Эдгар

Группу отправили к смотровой башне наблюдать закат. Ее окрестности тоже были идеально ухоженными, как дорогая площадка для гольфа в бедной стране, все здесь было рассчитано на богатых туристов, что портило впечатление. На башне была толчея — все стремились занять место получше, и волшебство заката обесценивалось. “Туристам обеспечивают максимальный комфорт, но аутентичность места при этом утрачивается. Правда, это мало кого волнует”, — сетует Эдгар.

На следующее утро, еще в темноте, путешественники сели в тук-туки, чтобы отправиться в особую точку, с которой можно было бы посмотреть на “гвоздь” путешествия — полет воздушных шаров над храмами на рассвете. “На этом и закончилось наше путешествие”, — говорит Эдгар.

Спустя некоторое время после путешествия в Мьянму Эдгар, как он сам говорит, смог оценить его более объективно. “Начну с того, что все слухи об изолированности Мьянмы от стран Запада не подтвердились. Это типичная страна для своего региона со схожими проблемами. Возможно, причина в капитализме, который приходит в небогатые страны по одной модели — быстро расслаивая общество и превращая население в общество потребления. Второй раз я бы в Мьянму не поехал, но об этой поездке нисколько не жалею, потому что наши ожидания оправдываются редко. Это не такая ярко запоминающаяся страна, как, например, Марокко или Индия, но Мьянма учит человечности и смирению. По-моему, эта страна лучше всего раскрывается в отдаленных деревнях, где люди живут неспешно, в гармонии с собой и природой. Такая Мьянма мне и запомнится”, — подытоживает путешественник.