Итальянец выучил эстонский и стал водителем таллиннского трамвая: “Люблю свою работу и не скучаю по Италии”

 (110)
ГЕОРГ ОТС И ПАОЛО ВЕРЧИНИ: Один – в виде изображения на борту трамвая, второй – живьем, стоит в дверях. «Работа у меня хорошая», – утверждает мужчина, который обещает всегда возить пассажиров в хорошем настроении.
ГЕОРГ ОТС И ПАОЛО ВЕРЧИНИ: Один – в виде изображения на борту трамвая, второй – живьем, стоит в дверях. «Работа у меня хорошая», – утверждает мужчина, который обещает всегда возить пассажиров в хорошем настроении.SVEN ARBET

Ряды таллиннских водителей трамваев получили пополнение в лице итальянца Паоло Верчини, который за короткий срок настолько хорошо выучил эстонский язык, что сдал все экзамены с первого раза.

“Думаю, что можем присесть здесь, в помещении для духового оркестра”, — говорит он по-эстонски. Даже удивительно, что иностранец знает такие слова, как puhkpilliorkester (духовой оркестр), но затем все становится еще интереснее.

Паоло Верчини (31) рассказывает, что в Эстонию его привели не какие-то яркие романтические чувства, как прежде нередко бывало в случае с иностранцами, а желание выучить эстонский язык.

“Параллельно с учебой в музыкальной школе в Нидерландах я работал на складе, где было много поляков. Тогда начал потихоньку изучать польский”, — Паоло заходит издалека, но поясняет, что уже давно почувствовал тягу к иностранным языкам. Когда появилась возможность, он решил продолжить изучение польского языка в Варшаве.

Читайте также:

“Там я наткнулся на объявление в Интернете о двухнедельных курсах эстонского языка в Тартуском университете. Записался. С тех пор минуло уже два года”.

Две недели учебы оказались очень интенсивными. В большей мере упор делался на грамматику, а не на разговорный язык. Многим приходилось нелегко, но Паоло успел освоить всю программу, насколько это вообще было возможно. Правда, впоследствии многое успел забыть. А в декабре прошлого года Паоло надумал вернуться в Эстонию, чтобы в итоге здесь осесть. Особой ностальгии по Италии в нем не возникало, а жизнь в Таллинне не так дорога, как во многих других крупных европейских городах. Внутренний голос подсказал ему, что настало подходящее время для переезда.

Разумеется, возник вопрос: а на что, собственно, жить?

“Я изучал музыку. Но учился на композитора, а не на музыканта, — поясняет итальянец. — Я делаю разные аранжировки. Например, беру ноты, написанные для оркестра, и перекладываю их для фортепиано.”

Впрочем, он все-таки не рассчитывал зарабатывать на жизнь музыкой, а искал скорее какую-то обычную работу. Однажды, отправляясь на очередной урок эстонского языка, теперь уже в Таллиннском университете, Паоло увидел объявление о наборе на курсы водителей трамвая.

Его одолевали некоторые сомнения, но Паоло все-таки пришел в указанное место. Приняли его тепло и приветливо, и он решил попробовать.

“С языковой точки зрения было очень сложно, — вспоминает он. — Даже простой вопрос о том, какого цвета указатели поворота. Синие, оранжевые или янтарного цвета. А какого цвета сам янтарь? Что это вообще такое?”

Правильный ответ — оранжевые, и здесь Паоло попал точно в яблочко. Правда, он сам считает маленьким чудом то, что ему удалось сдать все экзамены с первой попытки.

Правила дорожного движения в Италии и Эстонии несколько отличаются друг от друга. Например, в Италии не делают разницы между пешеходным переходом и местом перехода дороги, между разделительной полосой и направляющими островками. Кроме того, начинающие водители не используют там зеленый кленовый лист.

“В Эстонии закон о дорожном движении кажется логичнее”, — считает Паоло.

Сейчас он проходит стажировку и уже почти месяц возит пассажиров под пристальным взором наставника, который находится с ним в кабине. За это время итальянец успел освоить более сложные участки маршрута.

БОЛЬШАЯ УДАЧА: Паоло Верчини считает большой удачей то, что его взяли на курсы и научили работе водителя трамвая. Он всерьез увлекся этой профессией. SVEN ARBET

“Думаю, что достаточно хорошо понимаю и считываю здешнее дорожное движение. Это не какой-то волшебный дар, но начинаешь предугадывать, какая из машин может внезапно начать поворачивать, откуда кто-то неожиданно выскочит. И стараешься нейтрализовать опасность.” Впрочем, более опытные коллеги отмечают, что каждого водителя ждут свои ДТП, так что всех рисков избежать все-таки невозможно.

Среди наиболее опасных мест Паоло называет, например, Кадриорг и перекресток Нарвского шоссе с улицей Пронкси.

“И самокаты! Ох, беда…” — хватается за голову мужчина.

Паоло считает зарплату водителя трамвая очень достойной: “Конечно, я живу один, в малюсенькой квартирке. Но кажется, что мне при моем владении языком оказали большую услугу, взяв на работу, — рассуждает он. — Есть ощущение, что на самом деле я этого недостоин. Но, конечно, буду учиться дальше”.

В числе прочего Паоло предстоит также освоить азы русского языка, на котором говорят многие его коллеги. И пассажиры, особенно в тех районах города, где он больше распространен. “Надеюсь, здесь мне пригодится опыт изучения польского языка”, — отмечает итальянец, который, впрочем, для начала намерен повысить уровень знания эстонского.

При этом, надо сказать, он допускает удивительно мало ошибок.

“Спасибо на добром слове. Но, к сожалению, мой учитель с вами не согласится”, — улыбается он.

Не совсем типичный итальянец

Мы привыкли думать, что итальянцы любят пошуметь, любят большие компании, но ты решил поселиться вдали от семьи…

Я не совсем обычный итальянец. Я не пью ни кофе, ни алкоголя, не питаю особой любви к пицце. Я вообще вегетарианец. По Италии особо не тоскую.

Ты же родом из Вероны, верно?

Да-да, город Ромео и Джульетты. Но это еще не делает из меня самого страстного и пылкого любовника! На самом деле для меня это не играет большой роли, просто там живут мои родители. Однажды мне придется к ним вернуться.

Обычно у итальянцев ведь большие семьи?

Но не у нас. Сестра живет в 800 километрах от Вероны, в Риме. Я — еще дальше. Сейчас родители и сами хорошо справляются, но в будущем, когда им понадобится помощь, придется возвращаться. К счастью, сейчас у них все хорошо, и я могу спокойно водить трамвай.

На самом деле я и сейчас должен был находиться в Вероне. На дворе ведь сентябрь, время сбора винограда. Пытался купить авиабилеты, но это оказалось очень запутанно и сложно. Да и не хочется подвергать родителей опасности, ехать к ним с пересадкой в нескольких аэропортах. В этом году им придется справиться самим.

У вашей семьи большие виноградники?

Не особо, 30 соток. В Кампо, неподалеку от Вероны.

Втроем работа ладилась бы быстрее. Во время сбора винограда необходимо учитывать ряд нюансов. Например, чтобы не повредить виноградные кисти, их надо складывать в пластмассовые ящики по одной. Виноград ведь еще надо транспортировать, прежде чем он окажется в бочке.

В целом все это дело далеко не самое простое?

Существуют правила обрезки винограда, чтобы на лозе было определенное количество гроздей. В противном случае не образуется достаточно сахара, а если уровень не соответствует требованиям, то виноград не продать. Поэтому следует быть очень внимательным и постоянно следить за качеством урожая.

Интересно рассказываешь. Не думал посвятить себя этому делу?

Ну уж нет! Мне нравится жить здесь. Но в будущем надо будет рассчитывать отпуск так, чтобы в сентябре ездить помогать родителям. Хотя это будет означать, что отдых тоже превратится в работу…