Как белорус в одиночку побывал в самых опасных уголках Пакистана

 (3)
Как белорус в одиночку побывал в самых опасных уголках Пакистана
Scanpix, AFP By-line:SS MIRZA

Год назад Леонид Пашковский, журналист и рекламщик из Минска, собрал рюкзак и в одиночку поехал в Иран и Пакистан, чтобы осуществить давнюю мечту — снять программу о путешествиях.

Итогом поездки стала программа “Хочу домой” — документальный мини-сериал о путешествиях не в то место и не в то время. В самые неблагоприятные для жизни места планеты, где страшно, опасно, плохо и неуютно, но где тоже живут люди.

“Мне на тот момент было 27 лет. Я, конечно, не рок-музыкант, но всю дорогу меня не покидал суеверный страх случайно вступить в “Клуб 27”, потому что места, куда я забрался, очень к этому располагали”, — рассказывает Леонид.

Ради фильма о народах, до сих пор ведущих очень традиционный образ жизни, путешественник действительно посещал регионы, которые чаще всего упоминаются в новостях о взрывах, похищениях и атаках террористов. Однако, как говорит Леонид, он стремился опровергнуть стереотипы о странах, считающихся самыми опасными на планете.

Читайте также:

В пакистанской провинции Белуджистан, где еще недавно теракты случались почти каждую неделю, путешественник вместе с афганскими беженцами сутки провел в пункте содержания нелегалов.

“Сразу после перехода пакистанской границы вооруженные люди в гражданском посадили меня на мотоцикл и куда-то повезли, ничего не объясняя. Мой план добраться до столицы провинции — Кветты — на автобусе не сработал”, — говорит Пашковский.

Он оказался за бронированными воротами и колючей проволокой. По периметру располагались камеры с лежащими на голом полу людьми, а посреди двора, также на полу, спали люди с оружием. “Один из них проснулся, почистил зубы пальцем и водой из лужи, а после поднял пыльный флаг Пакистана и налил мне чаю”, — вспоминает Леонид.

Позже, когда туда же привезли еще двух путешественников из Литвы, удалось выяснить, что все это делается ради их собственной безопасности. Белуджистан — самый нестабильный район страны, иностранцев нередко похищают, поэтому всех туристов сопровождает вооруженная охрана. Хотя и это не всегда помогает: в 2013-м двух чешских девушек похитили прямо на дороге вместе с охранниками. Освободили только через два года.

В тот день, когда Пашковского везли через пустыню на мотоцикле, в одном из соседних городов боевики забрали всех пассажиров междугороднего автобуса.

“Но тогда мы еще ничего об этом не знали и поэтому просто веселились. Охранники курили гашиш, периодически предлагая его нам, пели песни, фотогенично трясли автоматами и делились планами взять себе по второй жене”, — рассказывает Леонид.

Ехали в открытых пикапах. Каждые 30 километров — КПП, напоминающие глиняные сарайчики для кур. Паспортные данные незадачливых туристов переписывали в ветхие тетради и отдавали очередной команде охранников, которой предстояло сопровождать Пашковского с приятелями до следующего КПП.

За два дня сменили порядка 15 машин, а по самой Кветте Леонида и его новых друзей везли уже в армейском броневике с включенными сиренами и конвоем вооруженных мотоциклистов.

“Все это было настолько чересчур, что казалось эффектным туристическим шоу до тех пор, пока мы не вышли в интернет и не прочитали свежие новости о похищениях”, — говорит Пашковский.

Литовцы решили не задерживаться в Пакистане и уехали прямиком в Индию, а белорус продолжил свое путешествие по стране.

Желание Леонида показать миру, что Пакистан вовсе не так страшен, как его описывают СМИ, каждый день сталкивалось с препятствиями. В Карачи его в очередной раз позвали попить чаю незнакомцы с улицы: телевизор за завтраком показывал прямой эфир с места, где боевики только что расстреляли джип с солдатами. Это произошло в нескольких кварталах от дома, куда его пригласили.

В поезде по пути в Пешавар Леонид узнал, что в другой части страны точно такой же состав на днях сошел с рельсов, в крушении погибли десятки людей.

В самом же Пешаваре его просто не выпускали на улицу. “Человек, работающий на ООН, который должен был стать моим проводником и главным источником информации в этом городе, буквально запер меня в своем доме, точнее, небольшой глиняной комнатке, где не было ничего, кроме матраса. Он не выпускал меня никуда и наотрез отказывался говорить на камеру”, — рассказывает Пашковский.

В Пакистане, по словам путешественника, вообще было очень сложно снимать: обычно, увидев камеру, люди сразу замолкали, полиция и военные постоянно проверяли флешки. Приходилось снимать исподтишка или тайком записывать разговоры на диктофон.

Во время одного из таких разговоров пешаварский провожатый Леонида дал пощупать осколок в своей руке и рассказал, что сам однажды пострадал от теракта. Его друг погиб, а он теперь не выходит из дома никуда, кроме как на работу, которая находится в пяти минутах ходьбы. Единственным безопасным местом в городе он считает кампус местного университета, заместителя ректора которого, к слову, тоже несколько лет назад похитили боевики.

Леониду все же удалось вырваться из очередного заточения. Он поселился у члена совета старейшин местной общины пуштунов. Этот народ, живущий на северо-западе Пакистана и в Афганистане, славится своей воинственностью, непокорностью и очень строгим соблюдением законов шариата. Именно среди них и на их землях, в так называемой зоне племен на территории Пакистана, до сих пор базируется “Талибан”. Юрисдикция государственных судов не распространяется на этот район, пуштуны признают только советы своих старейшин.

Леонид был свидетелем одного из таких советов. Решалась судьба молодого мужчины и его коллеги — замужней женщины. Родственники мужа обвинили ее в неверности из-за дружеской переписки в мессенджере. Дело удалось уладить полюбовно: виновники просто пообещали больше никогда не общаться.

Там, по словам Пашковского, вообще очень строгие правила: женщины обязаны носить бурку, которая закрывает все тело, включая глаза, гость-мужчина не может находиться с женщиной под одной крышей. Поэтому Леонид ночевал в специальном гостевом доме: глиняном сарае с крысами.

Несмотря на все опасности, он восхищен этой страной и ее гражданами. Отзывается о них как о невероятно искренних, честных, гостеприимных и открытых людях.

“Пешаварский студент, пуштун, резко прервал нашу прогулку, чтобы пойти в комнату и совершить намаз. А сразу же как закончил, начал рассказывать мне, какие порносайты посещает. В Карачи мальчик лет десяти в мусульманской одежде подошел ко мне на улице, спросил, христианин ли я, и сразу же убежал. Через пять минут догнал меня и подарил кулон с девой Марией. Такие маленькие, но очень красноречивые истории, мне кажется, точно описывают характер Пакистана”, — говорит Пашковский.

Сериал “Хочу домой” будет публиковаться на канале Леонида Пашковского в YouTube.