Малоизвестный факт: зачем всемирно известный полярный исследователь Фритьоф Нансен приезжал в Эстонию

 (5)
Малоизвестный факт: зачем всемирно известный полярный исследователь Фритьоф Нансен приезжал в Эстонию
Eesti Ekspress

100 лет назад в Таллинне останавливался всемирно известный норвежский полярный исследователь и лауреат Нобелевской премии Фритьоф Нансен. Что же он тут делал и с какой целью приезжал в Эстонию?

Путешественник, первооткрыватель и государственный деятель Фритбоф Нансен несомненно является одним из самых выдающихся норвежцев в истории. Еще после первой полярной экспедиции он стал на своей родине национальным героем, его везде встречали с восторгом и радостью. Еще большая слава обрушилась на него после Первой мировой войны, когда он помог вернуться домой сотням тысяч военнопленных, в результате чего был удостоен Нобелевской премии мира. О Нансене и его путешествиях издано огромное количество книг, в том числе на эстонском и русском языках. Но многие ли из вас знают, что знаменитый полярный исследователь бывал и в Эстонии?

От полярного исследователя до спасителя военнопленных

Читайте также:

Зимой 1919 года, когда войска молодой Эстонской Республики вели ожесточенные бои с Советской Россией, в Париже проходила международная мирная конференция, созванная державами-победительницами в Первой мировой войне для разработки и подписания мирных договоров с побежденными государствами. Эстония также отправила в Париж своих представителей во главе с министром иностранных дел Яаном Поской, ​​надеясь получить международное признание страны. К сожалению, договориться тогда не удалось.

На этой же конференции было решено создать Лигу Наций, которая должна было обеспечить глобальную безопасность и мирным путем разрешать разногласия между государствами. Фритбоф Нансен с самого начала участвовал в создании этой международной организации, что предопределило всю его деятельность на протяжении следующих 12 лет. Благодаря активной работе Нансена Норвегия еще в начале 1920 года стала полноправным членом Лиги Наций. Однако Эстонию, подавшую заявление на вступление в апреле того же года, в организацию не приняли.

Eesti Ekspress

В то время именно Норвегия была одной из стран, которые выступали резко против членства Эстонии в Лиге Наций, ссылаясь на отсутствие международного признания де-юре. К тому же, на территории Эстонии продолжались военные действия, что не позволяло принять страну в организацию, целью которой было обеспечение мира и безопасности. Интересно, что думал про это сам Нансен? Ведь еще в декабре 1914 года, выступая в университете Кристиании (название Осло с 1877 до 1925 года) перед норвежской королевской четой он сказал: “Следует признать, что малые нации не только имеют право на независимое существование, но они должны быть и бороться за этот статус”.

С апреля 1920 года Нансен занимался по линии Лиги Наций вопросами репатриации военнопленных, разбросанных по разным странам мира. К тому времени в Эстонии как раз уже был подписан Тартуский мирный договор, поэтому вопрос военнопленных стоял очень остро.

Большая операция Лиги Наций и лагерь в Нарве

26 июня 1920 года в Копенгагене Нансен встретился с представителем правительства Советской России Максимом Литвиновым и делегатами Российского Красного Креста. Речь шла об открытии каналов для возвращения военнопленных, в том числе и через страны Балтии. Как западные союзники, так и члены советского правительства видели в Нансене нейтрального посредника, остро необходимого обеим сторонам для снятия напряженности в межгосударственных отношениях. В личной переписке советские дипломаты называли Нансена ” наивным “левым” интеллектуалом”, которого можно легко использовать в своих целях.

После встречи в Копенгагене Нансен решил ехать в Москву, чтобы встретиться с народным комиссаром по иностранными делам РСФСР Георгием Чичериным. На корабле Нансен отправился сначала в Таллинн и уже из столицы Эстонии на поезде поехал в Москву. Однако по приезде Чичерин не признал мандат Нансена как представителя Лиги Наций. В ответ на это знаменитый норвежец потребовал своего немедленного возвращения на границу специальным поездом. Дерзкая выходка заставила Чичерина пойти на попятную и принять Нансена как частное лицо.

Eesti Ekspress

Народный комиссар свел Нансена с латышом Александром Эйдуком из ВЧК, который отвечал за перевозку военнопленных. Несмотря на то, что Эйдук отличался садистскими наклонностями и неконтролируемой агрессией, Нансену удалось с ним договориться — военнопленных разрешили вывести на границу. В то же время представители Советской России согласились ежедневно отправлять из Москвы в эстонскую Нарву и в финский Бьёрке (ныне Приморск Ленинградской области) по одному поезду. На границе с Эстонией и Финляндией военнопленных должны были забрать представители Лиги Наций и затем доставить на кораблях в Свинемюнде и Штеттин (ныне польские города Свиноуйсьце и Щецин).

16 июля Нансен вернулся из Москвы в Таллинн. Эстонские газеты выпустили небольшие заметки по этому поводу. Например, издание Päevaleht написало: “Вчера Фр.Нансен вернулся из Москвы в Таллинн, откуда в ближайшие дни отправится дальше в Норвегию. Нансен высказал несколько замыслов и предложений в вопросе обмена военнопленными”.

Воспоминания Нансена о Таллинне

Как стало известно из недавно обнаруженного письма Нансена, знаменитый норвежец провел в Таллинне несколько дней. Здесь он встретился с британским военным атташе майором Робертом Гудденом (1881-1972). “Жизнь — одна сплошная гонка. У меня не было возможности отдохнуть дома, мне пришлось снова отправляться в путь, и вот я уже еду в Лондон. Поэтому я до сих пор не мог написать. Примите, пожалуйста, мою сердечную благодарность за ваше гостеприимство во время моего пребывания в Ревеле. Дни, что я провел у вас, были прекрасны, они стали яркими моментами отдыха во время моей поездки в Россию. Я всегда буду рад их вспомнить”, — написал Нансен 25 июля, находясь на борту корабля “SS Alexandra Woermann”. Два дня он добирался по морю из Кристиании до Халла, а потом уже по суше до Лондона, чтобы встретиться и договориться с британским правительством.

Eesti Ekspress

Нансен надеялся, что благодаря договоренности с Советской Россией до зимы удастся вернуть домой около 60 000 военнопленных. Транспортный канал через Эстонию уже вовсю функционировал, но заключенные прибывали так быстро и их было так много, что Красный Крест начал бить тревогу: “Если поезда продолжат приходить в таком количестве, очень скоро в Нарвском лагере не останется свободных мест”. Нарва действительно в тот год походила на “бутылочное горло“ — военнопленных было так много, что нужно было немедленно организовать морские пассажирские перевозки, чтобы избежать краха перегруженной системы обмена солдатами. Тот факт, что заключенные находились уже не на территории Советской России, а в Эстонии, означал, что западные лидеры не могли больше их игнорировать и утверждать, что за пленных несет ответственность исключительно советское правительство.

Именно поэтому Нансен и отправился в Лондон, чтобы договориться о помощи британских кораблей. В результате Первой мировой войны Великобритания конфисковала немецкие торговые суда, на которые и рассчитывал норвежский деятель. Корабли были полностью укомплектованы и на них можно было сразу же отправиться в Нарву. В это же время в немецких лагерях своей участи ждали сотни тысяч русских военнопленных. По плану Нансена, британские корабли должны были по Балтийскому морю доставить домой как одних, так и других, что было бы хорошим решением для нарвской проблемы. В конечном итоге именно так и получилось!

В ноябре 1920 года Нансен доложить Лиге Наций, что около 200 000 человек были отправлены домой. “Никогда в жизни, — говорил он, — я не испытывал стольких мучений”. Нансен продолжал эту работу еще два года, пока в своем окончательном докладе в 1922 году он смог заявить, что 427 886 заключенных были возвращены в 30 стран мира. В том же году за свою работу по репатриации и натурализации лиц, перемещенных в результате Первой мировой войны, и урегулированию связанных с этим конфликтов Нансен стал лауреатом Нобелевской премии мира.