Невероятно, но факт: некоторые старые колхозные здания Эстонии представляют не меньшую ценность, чем Старый Таллинн

 (14)
Невероятно, но факт: некоторые старые колхозные здания Эстонии представляют не меньшую ценность, чем Старый Таллинн
Rapla KEK.

20 ноября в Эстонском музее архитектуры откроется новая выставка о творчестве Ауло Падара, одного из самых известных в нашей стране дизайнеров помещений. Среди выдающихся работ мастера — оформление центра бывшего колхоза “Линда”, интерьеры главного здания строительных контор колхозов (KEK) в Рапла, таллиннский Дом проектировщиков и валютный магазин “Турист”, пишет Maaleht.

По мнению многих исследователей, Ауло Падар — один из самых ярких дизайнеров Эстонии. Он прекрасно использовал ограниченные в то время возможности.

“В сотрудничестве с архитектором он заставлял интерьер зданий гармонировать с экстерьером, даже когда форма мебели не соответствовала геометрической логике самого здания”, — говорит докторант Эстонской академии художеств Силле Пихлак. “Его принцип заключался в том, что все комнаты, используемые людьми, должны иметь естественное освещение. Отсюда желание Падара строить окна или полупрозрачные купола везде, где это возможно. Я называю его Рембрандтом современности”, — добавляет она.

Читайте также:

Пик творчества Ауло Падара пришелся на расцвет колхозов и совхозов, когда все неформально соревновались друг с другом в строительстве более крупного и необычного центрального здания.

“Многим архитекторам удалось выйти за границы дозволенного благодаря тому, что строились важные представительские здания в регионах. Ауло Падар очень хорошо реализовывал свои идеи - свой план интерьеров он продумывал вплоть до определенных деталей мебели, лестничных перил, стойки, табуреток и даже пепельниц”, — говорит Пихлак.

Парадоксальная история — в наше время, когда возможности кажутся безграничными, в выборе преобладает принцип: кто построит дешевле всего.

“На этой выставке музейные сотрудники, дизайнеры интерьеров и бывшие ученики Ауло Падара не предлагают решений по возрождению пустующих и разрушающихся зданий. Выставка рассказывает истории построек того времени, раскрывает закулисье, каковы были методы работы, сотрудничества и общая ситуация в архитектуре. “Мы стараемся указать на особенности истории архитектуры, которые, к сожалению, со временем начинают исчезать”, — говорит Силле Пихлак.

По ее словам, в этом плане одними из уникальных объектов являются колхозные центры. Их особенность связана со сложной архитектурой и неповторимым интерьером. Если бы не это, их, наверное, давно бы снесли и построили что-то новое, более подходящее под современные стандарты.

Многие здания, где оформлением интерьеров занимался Ауло Падар, до сих пор находятся в частных руках. Некоторые из них используются и поэтому находятся в нормальном состоянии, некоторые пустуют, а некоторые ждут сноса.

В сотрудничестве с архитектором Тоомасом Рейном было создано главное здание бывшего колхоза Линда в Кобела (1971–1973) и главное здание Рапла KEK в Рапла (1973–1977). Падар также был одним из авторов Парусного центра “Пирита” (1975–1980), построенного для Московских Олимпийских игр. Его работы также включают дизайн интерьера валютного магазина “Турист” (1981–1982) и ныне разрушенного Дома политического просвещения, позже центра “Сакала” (1982–1986). Таким образом, за свою карьеру Падар имел возможность заниматься рядом зданий, принадлежащих к золотому фонду архитектуры Эстонии. Будучи самобытным автором, он создавал в них интерьеры, ценные как в целом, так и на уровне отдельных предметов. Проекты Падара широко отражают феномен архитектуры и пространственного творчества советского периода.

Maaleht

Центр колхоза “Линда” в Кобела


В главном здании колхоза "Линда" хорошо угадываются японские черты. Массивную крышу особенно выразительной делает деревянный карниз, обвивающий все строение. Для дизайнера Ауло Падара было важно, чтобы этот мотив продолжался и в помещении, поэтому он окрасил все потолки здания в черный цвет. На этом фоне многочисленные окна наполняют помещение воздухом и зрительно расширяют пространство.
В те времена архитектору Тоомасу Рейну и дизайнеру Ауло Падару не удалось раздобыть хорошей черной краски для дерева, которая бы подошла для суровых уличных условий Эстонии. Пришлось включить смекалку. Они взяли обычную базовую краску, купили в типографии чернила, перемешали между собой, добавив грунтовку. Правда, пробное окрашивание забора не показало нужного оттенка, краска больше напоминала коричневый цвет. Перемешали еще несколько раз и, наконец, добились желаемого результата.

Однако, к сожалению, именно эти черные потолки центра бывшего колхоза “Линда” сегодня можно увидеть только на старых фотографиях и в книгах. Все они закрыты современными панелями.

Главное здание Рапла KEK в Рапла (1977)


Легендарный “дом НЛО”, ступенчатая пирамида, “пентагон”, корабль пришельцев, самое своеобразное здание СССР, вершина архитектуры 70-х… И это лишь некоторые из эпитетов, характеризующих одну из достопримечательностей города Рапла — контору Раплаской межколхозной строительной организации, или дом Рапла КЕК.

За дизайн этого необычного строения Ауло Падар получил премию. В основе здания лежит немного вытянутый восьмиугольник, который встречается и во всех других элементах — например, в урнах для мусора или клумбах. Всей задумке добавляет эффектности восьмиугольный пруд, расположенный за зданием и являющийся его объемным зеркальным отражением. В середине здания находится спортивный зал с большим окном в крыше, окруженный коридором, откуда можно попасть в офисные помещения.

При оформлении интерьеров использовалось всего четыре типичных материала мягкой мебели. Ауло Падару удалось отлично все скомбинировать. Но поскольку некоторые диваны и кресла надо было обтянуть зеленым дерматином, дизайнер очень беспокоился, удастся ли достать более или менее подходящую кафельную плитку такого же зеленого оттенка, чтобы все друг другу гармонично соответствовало.

К счастью, здание сохранилось до наших дней в практически первоначальном виде, хотя и по большей части остается в запустении. С 2015 года объект находится под защитой Департамента охраны памятников старины.

Центр “Сакала” (1985)


Для большого зала ныне разрушенного Дома политического просвещения, позже центра “Сакала”, спроектированного архитектором Райне Карби, дизайнер Ауло Падар оформил стулья, нарушив при этом действующие стандарты.

Однажды посмотреть, как продвигаются строительные работы, пришел Карл Вайно, в честь которого здание позже прозвали “Кафедральным собором Карла”. Во время осмотра первый секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Эстонии присел на стул концертного зала. Тут-то к нему и подбежал Ауло Падар, громко заявив, что сможет сделать очень удобные стулья, еще лучше, чем требуется по единым советским стандартам. Хотя производители мебели были категорически против производства на основе нового чертежа, Вайно не стал сопротивляться, но сказал, чтоб изготовили три стула по чертежам Ауло Падара и три таких, как того требует государственный стандарт.

Sakala Keskus

Когда все было готово, Ауло Падар позвонил Карлу Вайно и позвал его опробовать новые стулья. Тот пришел, посидел, сравнил их между собой и отметил, что у Ауло получилось лучше, что его предмет стулья оказались более удобными. Так Дом политического просвещения получил несколько тысяч дизайнерских стульев. Эта история говорит о том, что уверенность в себе и своих силах может пробить любые двери в любые времена.

Pirita TOP (1975–1980)

Это был первый и, без сомнения, самый крупный объект, построенный в сотрудничестве знаменитого архитектора Пеэпа Янеса и дизайнера Ауло Падара. Их общая работа — жилые и гостиничные номера Олимпийской деревни, а также пространство ресторана.

Пеэп Янес вспоминал, что каждый день, начиная с 1978 года и до проведения Олимпийской парусной регаты, на строительной площадке постоянно находились три человека: он, Ауло Падар и руководитель проекта Мати Кривел. Чтобы следить за строительством и строителями, решать текущие вопросы и быстро реагировать на возникающие проблемы, они арендовали жилье в непосредственной близости к объекту. Работали и жили на стройке.

Foto: Andres Putting

Строительство шло так быстро, что иногда проекты не успевали перенести на бумагу. Так, например, однажды эскиз какого-то этажа строителям показывали прямо на снегу, так как бумаги под рукой не оказалось. Вырисовывание деталей на стенах стало обычным делом.

Ауло Падар очень тщательно продумал дизайн интерьера здания ресторана. Если изначально для центра было спроектировано отдельное клубное здание, то за полтора года до начала Олимпиады было решено, что ресторан должен быть и в самом здании гостиницы. По воспоминаниям Пеэпа Янеса, многое тогда пришло переделывать.

Дом проектировщиков (1980–1981)

Идея построить Дом проектировщиков на улице Рявала 8 появилась еще в 1965 году. Но реализация проекта затянулась аж до 1980-ых годов, так как строили в несколько этапов под руководством Пеэпа Янеса, Марта Порди и Арво Нийневялья. Ауло Падар занялся оформлением этого места уже после завершения строительства Парусного центра в 1980 году. К тому времени подвальная часть Дома проектировщиков еще не была построена, поэтому Падар отвечал за проектирование комнат отдыха и выставочного зала, который находился прямо под большим холлом на первом этаже.

В 1982 году Дом проектировщиков, построенный в стиле позднего модернизма, получил награду как лучшее производственное здание в Эстонии. Кстати, на этом участке рядом с бывшей площадью Сталина, после Второй мировой войны находился Таллинский цирк.
К сожалению, в ближайшее время здание будет снесено, чтобы освободить место под строительство новых объектов. Несмотря на то, что находящиеся рядом и относящиеся к тому же времени постройки здания Министерства иностранных дел и Академической библиотеки находятся под охраной, Дом проектировщиков, как и здание Каубамая, по мнению специалистов, никакой исторической ценности не представляют.

Foto: Vallo Kruuser

Валютный магазин “Турист” (1980–1982)

Многие архитекторы высоко оценили интерьер этого магазина, увы, несуществующего в наши дни. Это одно из самых выдающихся произведений Ауло Падара. Он один работал над проектом от начала и до конца. Этому способствовали гораздо более широкие возможности закупки материалов по сравнению со строительством некоторых колхозных зданий. Строители были из Финляндии, качество их работы сильно отличалось от того, что здесь обычно практиковалось.

Foto: Ilmar Saabas


К сожалению, в свое время Департамент охраны памятников старины не оценил культурную ценность этого здания, и вся недвижимость перешла в частные руки. Новый собственник хочет все снести и построить на этом месте очередную высотку. Судебные разбирательства идут, но судьба здания по-прежнему остается под очень большим вопросом.