Осень 2020 года: путешествия запрещены, массово закрываются рестораны, из Старого города исчезают эстонские сувениры ручной работы, но остаются матрешки и Burger King

 (157)
Осень 2020 года: путешествия запрещены, массово закрываются рестораны, из Старого города исчезают эстонские сувениры ручной работы, но остаются матрешки и Burger King
Eesti Ekspress

Порой кажется, что Эстония и ее столица не только безразличны к путешествиям, туризму и Старому городу, но как будто специально вставляют палки в колеса, пишет Eesti Ekspress.

Неделю назад известная эстонская художница по керамике Хелина Тилк закрыла свою мастерскую с небольшим магазинчиком на улице Пикк в Старом городе. Также пришлось поступить и с сувенирной лавкой на улице Ратаскаеву. Единственный действующий до сегодняшнего дня магазин, где художница выставляет свои изделия, остался на улице Люхике Ялг, но, вероятно, не надолго.

Eesti Ekspress
Читайте также:

Закрытие магазинов Хелины Тилк — наглядный пример действий Таллиннской городской управы в это сложное время. Когда в марте начался коронакризис, городское правительство предупредило художницу ​​о повышении арендной платы. Однако в какой-то момент в Таллинне все-таки осознали, что вообще-то у нас настоящий кризис, и поэтому компаниям, работающим в Старом городе, было предоставлено освобождение от арендной платы на апрель, май и июнь. Однако Хелину Тилк это постановление каким-то странным образом обошло стороной, она по-прежнему получала счета за аренду помещений, и только после личного вмешательства заместителя мэра Айвара Рийсалу ее тоже временно освободили от оплаты аренды.

Но в начале июля все вернулось на круги своя. Предприятия Старого города снова начали по полной платить Таллинну за аренду помещений. А Хелину Тилк оповестили, что плата за аренду ее магазинов увеличивается на несколько десятков процентов. Таким нехитрым образом на мастерских, действующих в Старом Таллинне более 30 лет, был поставлен крест.

А как дела у соседей?


Что происходит в это же время в Риге и Вильнюсе? Наши южные соседи действовать начали еще весной. Так, например, власти Вильнюса заявили, что в центре города, на Кафедральной площади, нельзя допустить, чтобы помещения пустовали, а на зданиях висели таблички “Сдается”. Пришли на помощь: деньги не взимались за уличные террасы и места на свежем воздухе.

Руководство Риги также посчитало, что в центре и Старом городе нельзя допускать пустых витрин. Велло Лейтхам, управляющий кафе Kehrwieder в Таллинне (одно из них находится на Ратушной площади) и несколькими магазинами, рассказывает, как весной узнавал у литовцев и латышей, как у них обстоят дела. “Мне очень откровенно ответили из горуправы Риги. Сказали, что Рига по расположению проигрывает Таллинну, но они должны все взвесить и действовать умнее. И ведь им это удалось!”

“Мне очень понравилось, как латыши сказали, что у них есть конкретный план: “Каждый человек, посещающий Ригу, должен по приезде домой по меньшей мере трем людям рассказать, что Рига — фантастический город”. Вот такая простая задача”, — добавил Лейтхам.


В Таллинне же все по-другому. Например, когда у предпринимателей Старого города возникла идея провести один из этапов чемпионата мира по пляжному волейболу на Ратушной площади, завести туда песок, установить временные трибуны, позвать журналистов Eurosport, городские чиновники призадумались. Они соглашались, что идея-то хорошая, но, может, лучше провести соревнование где-то в другом месте — например, на площади Свободы… Так идея и провалилась. “Задора совсем нет”, — жалуется Лейтхам.

Eesti Ekspress

На улице Виру есть магазин, в котором продаются товары эстонских фермеров и ремесленников. В дверях установлен электронный считыватель, который фиксирует количество посетителей. Этим летом падение составило 70%. У других такие же цифры. Лето, которое для предприятий Старого города традиционно является временем самой оживленной работы и самого большого заработка, прошло.


Если количество посетителей на улице Виру уменьшилось на 70%, то в некоторых других местах дела обстоят еще хуже. Возьмем, к примеру, Катарина кяйк и работающую там гильдию Катарины, где эстонские мастера изготавливают всевозможные изделия из кожи, текстиля и стекла, а также ювелирные украшения, шляпы и керамику.

Художник по текстилю Кайре Тали рассказывает, что порой в некоторых студиях за три дня не было ни одного посетителя. В июне, когда еще действовала льгота на арендную плату, Гильдия Катарины обратилась к горуправе с вопросом, можно ли продлить эту антикризисную меру. Власти очень лаконично ответили "нет".

В сентябре, видимо, кто-то в правительстве проснулся. Город сообщил, что до конца года будет действовать скидка в размере 80% за аренду помещений. Казалось бы, вот оно облегчение.

Но для многих было уже слишком поздно. Если сейчас прогуляться по Старому городу, вы везде увидите объявления "Сдается в аренду", "Узнай об аренде", "Управа района Кесклинн сдает в аренду". Пустые витрины и замки на дверях. Но это только начало.

Порой кажется, что Эстония и ее столица не только безразличны к путешествиям, туризму и Старому городу, но и как будто специально работают против всего этого. Велло Лейтхам приводит трагикомический пример. Если обычно в летнее время в его кафе работали десять человек, то этим летом - только три. Сейчас же в кафе работает сам Велло. Один.

«Но от чиновников уже поступил сигнал, что сам хозяин не может работать за бесплатно», - с грустью в голосе говорит он.

Кто-то пытается спасти дело всей жизни, а кто-то рушит последние надежды. Так, несмотря на то, что изделия Хелины Тилк знают и ценят далеко за пределами нашей страны, город не может (или не хочет?!) помочь известной художнице.

Настоящие мастера традиционных эстонских сувениров массово прекращают свою деятельность. Вероятно, их места займут торговцы дешевых китайских сувениров и матрешек. У торговцев матрешками особенно удачная бизнес-модель: при необходимости они хранят свои товары где-нибудь на складе, в начале лета выигрывают конкурс по аренде помещений в Старом городе, а в конце сезона специально подводят свои фирмы под банкротство, закрываются и снова свозят товар на склад, дожидаясь нового сезона. А потом опять такая же схема. Об этом известно уже давно.

Eesti Ekspress

Обычно большинство туристов начинают свое знакомство со Старым городом в начале улицы Виру. Можно даже сказать, что это визитная карточка Таллинна. Если идти по улице Виру, то первое, что вы сейчас видите с правой стороны - Hesburger. Сразу за цветочным рынком с левой стороны разместились McDonalds и недавно открывшийся Viru Kebab. Напротив них до недавних пор был магазин Hää Eesti Asi, где продавались сувениры и товары исключительно эстонского производства. Сейчас этот магазин тоже закрыт. Здание продали китайцам и теперь тут планируют открыть Burger King. Вот так будут выглядеть ворота Старого Таллинна, внесенного в список Всемирного наследия ЮНЕСКО: сплошные закусочные быстрого питания. Welcome to Estonia!

Таави Аас разрешает...и не разрешает

Правительство на Тоомпеа тоже бездействует. Около недели назад эстонская авиакомпания Xfly (входящая в группу Nordica) объявила, что с конца сентября начнет в сотрудничестве с SAS выполнять рейсы между Таллинном и Стокгольмом. Но пройдет всего несколько дней, и министр экономики Таави Аас объявит о запрете полетов в Стокгольм. Святые небеса! Наша собственная эстонская авиакомпания, которую государство только что решило поддержать финансово! Компания хочет летать и зарабатывать деньги - без риска для Эстонии, потому что за это платит SAS - но мы просто не разрешаем!

Таави Аас уже пол-лета играет в одну и ту же игру «Разрешаю - не разрешаю». Колоссальные потери несут различные частные авиакомпании, Таллиннский аэропорт (также государственное предприятие), эстонские отели и туристические компании. Вся отрасль производства. Перед камерами Аас жалуется, что ограничения на полеты неразумны и сам бы он не стал их применять, но так якобы хочет правительство.

Ограничивать авиасообщение особенно глупо. Исследования в Европе и США показывают, что вирус не распространяется в самолетах. Пассажиров можно легко проверять хоть в порту, хоть в аэропорту.

Eesti Ekspress

Две недели назад на мызе Сагади правительство обсуждало госбюджет. Во время совещания Хелир-Валдор Сеэдер, возглавляющий одну из партий, входящих в правящую коалицию, вышел из зала заседания и заявил: "Сектор туризма не выживет". Руководители туриндустрии сразу же схватились за голову. Десятки эстонских туристических компаний договорились со своими клиентами о том, что деньги за отмененные туры не возвращаются, а вносятся в качестве депозита на будущий год. А теперь один из ведущих политиков дает четко понять, что сектор умрет. Звучит как призыв: спешите забрать деньги.

Такие громкие заявления политиков - серьезная проблема для туристического сектора. Бизнес работает на доверии, но запутанные речи политиков и меняющееся настроение (в том числе всевозможные страшилки, что не надо никуда ехать, оставайтесь дома, не вздумайте путешествовать самолетом или на пароме) только усугубляют положение.

Лучше бы вместо этого действовали по-другому: рассказывали бы позитивные истории, как все пытаются контролировать распространение коронавируса, как надо дезинфицировать руки, что здорово пить пиво на открытой террасе ресторана, что путешествия совсем неопасны, а в аэропортах и портах можно сдать бесплатный тест

Владелец Olde Hansa Аури Хакомаа рассказал, как он в начале этого года узнавал у тогдашнего министра внешней торговли Каймара Кару, кто в нашем государстве отвечает за туриндустрии или с кем можно было бы поговорить о проблемах в туризме. Ответ звучал так: "Я не знаю". И это не глупое изречение министра. В Эстонии действительно такого человека просто нет! В то же время индустрия туризма составляет около 8% ВВП Эстонии. Приносит 2 миллиарда экспортных доходов в год. В этом секторе занято 30 000 человек, плюс работники на кораблях и самолетах, а также другие люди, связанные с туризмом. В обще сложности это почти сто тысяч человек. Это самая крупная отрасль в Эстонии, либо, во всяком случае, одна из трех ведущих отраслей.

«Проблема нашего сектора в том, что он находится в компетенции различных министерств и ведомств», - подтверждает Тийт Пруули, недавно ставший президентом Союза туристических фирм Эстонии. У фермеров есть свой министр. У IT и стартапов есть свои представители, а Минэкономики может долго говорить о производителях деревянных домов. «Проблема даже не в злонамеренности, а в том, что наш сектор не понимают. Эстонское государство считает, что туризм просто «случается», - добавляет Хакомаа. «Но этого не происходит. Лапландия не стала самым популярным в мире местом рождественских праздников только потому, что «так случилось».

Аури Hakomaa работает в Эстонии более двадцати лет. Для финнов Olde Hansa стал самым известным рестораном в мире. В Финляндии нет ресторана, который бы так хорошо знали все финны. Каждый, кто хоть раз слышал, как Хакомаа подробно рассказывает о деревянных скамьях Olde Hansa, настенных росписях, стеклянной посуде, сделанной им самим, понимает, что сюда вложена душа. Хакомаа указывает на своды Olde Hansa: «Эстонцы, это ваши предки, это же ваше наследие». В настоящий момент все это находится в опасности.

Eesti Ekspress

Тийт Пруули говорит, что, по их оценкам, будет сокращено около половины рабочих мест. Вопрос заключается в том, можно ли и каким образом удержать остальную часть работников, и в частности ведущих специалистов.

Менеджер по маркетингу Tallink Пирет Мюрк-Дюбуа также говорит, что туризм не может «просто случаться». Например, чтобы японцы и китайцы заинтересовались поездками в Эстонию, было проделано много работы в течение долгих лет: наши специалисты участвовали в туристических ярмарках, издавали красочные каталоги, искали и находили партнеров и, что самое главное, укрепляли доверие. Эстония - это не Париж или Рим, как всем известно. Если не рекламировать страну, никто просто так сюда не приедет. Мы не привыкли думать об Эстонии как о туристической стране, но если мы посмотрим на цифры, то поймем, что чудо произошло - мы действительно популярное туристическое направление.

Eesti Ekspress

Говоря об эстонском туризме, Мюрк-Дюбуа использует термин «экосистема». Ее также беспокоит, что правительство видит проблему только по частям, а не целиком. Так, Tallink - не автомат по продаже билетов на паромы. То же самое можно сказать и об авиакомпаниях - они не просто продают места на транспортное средство, они продают Таллинн и Эстонию как туристическое направление. Если в Таллинне будут закрыты все отели, если в Старом городе перестанут работать рестораны и опустеют витрины сувенирных магазинов, а на дверях вывесят таблички "сдается в аренду", то зачем вообще покупать билет и ехать в Эстонию?