Почему так важно спасти Nordica и предоставить ей 30 млн евро государственной помощи, несмотря на отсутствие рейсов из Таллинна

 (84)
Почему так важно спасти Nordica и предоставить ей 30 млн евро государственной помощи, несмотря на отсутствие рейсов из Таллинна
Foto: Andres Putting

“Предположим, что Xfly — пекарня, то тогда Nordica — это кондитерская, где продаются готовые пирожные. Даже если магазин на время закрыт, пекарня продолжает выпекать и продавать свою продукцию другим покупателям по долгосрочным контрактам на поставку”, — пишет пресс-секретарь Nordica и Xfly Тоомас Уйбо в Eesti Ekspress.

Процесс предоставления государственной помощи концерну Nordica растянулся уже на полгода. Еще весной правительство Эстонии приняло политическое решение покрыть все убытки компании, но реальной помощи по сей день нет. Стоит отметить, что до кризиса национальная авиакомпания не нуждалась в дополнительных денежных вливаниях. Чрезвычайная финансовая помощь была также одобрена Европейской комиссией, то есть теперь дело за Тоомпеа. Этот вопрос вызвал массу пересудов и спекуляций на эту тему. Я понимаю, что налогоплательщика интересует вопрос, а что мы фактически спасаем за такие деньги, если у Nordica нет рейсов из Таллинна?

Читайте также:

В 2018 году стало заметно, что конкуренция в нашем аэропорту усиливается. Пришли новые перевозчики, появились новые маршруты, стоимость билетов стала снижаться. Авиакомпания наших южных соседей начала дублировать несколько маршрутов Nordica, выполняя свои рейсы практически в такое же время и с такой же регулярностью. Цель была одна — вывести эстонскую авиакомпанию с рынка. К концу того же года стало ясно, что соперничать с конкурентами нет смысла. Однако свою первоначальную задачу Nordica выполнила.

Работники авиации знают, что в Таллинне авиакомпаниям, особенно иностранным, предлагающим прямые перелеты, очень сложно заработать денег. Это объясняется не отсутствием определенных навыков в управлении, а происходит из-за ограничений, налагаемых нашим периферийным местоположением по отношению к Центральной Европе, а также отсутствием достаточно большого населения. Эстония отнюдь не одинока в этом вопросе. Словения, Литва, Мальта, Ирландия и многие другие европейские регионы находятся в таком же затруднительном положении из-за должного воздушного сообщения, и причины во многом схожи с теми же, что и у нас в Таллинне.

Но что же тогда делать? Как предприниматель, вы всегда должны быть находчивым и готовым быстро меняться и адаптироваться. Если один бизнес-план не работает, вам нужно попробовать действовать по-другому. Именно это и сделала эстонская авиакомпания. Если на рынке наблюдается явный избыток предложений, а у компании нет капитала, чтобы бороться за долю на этом рынке, стратегически разумнее отступить на некоторое время и придумать новый план.

В случае Nordica мы говорим о виртуальной авиакомпании, задачей которой является продажа авиабилетов на рынке, а также маркетинг и развитие маршрутной сети. Однако дочерняя компания Xfly — это подразделение, которое выполняет рейсы, при необходимости окрашивая фюзеляж своих самолетов в соответствии с маркой заказчика. Проще говоря, если Xfly — это пекарня, то Nordica — это кондитерская, где продаются готовые пирожные. Даже если магазин на время закрыт, пекарня продолжает выпекать и продавать свою продукцию другим покупателям по долгосрочным контрактам на поставку.

Такая ситуация и возникла осенью 2019 года. Маршруты Nordica в Таллинне были закрыты, но Xfly продолжала предлагать свои услуги другим партнерам. Такой гибкостью не обладает ни одна другая страна: прийти на рынок вместе со своей авиакомпанией и вовремя уйти, чтобы с компанией ничего не случилось. Нужно подчеркнуть, что эстонская авиакомпания никуда не пропала из столицы, а продолжала связывать Таллинн с другими городами под маркой SAS и LOT, оставаясь здесь одним из крупнейших авиаперевозчиков.

Так что же мы спасаем за 30 миллионов евро? Во-первых, мы сохраним самостоятельность и свободу от иностранных авиакомпаний. Потому что они приходят и уходят, а у нас должны быть все возможности, чтобы самим решать вопросы и отстаивать свои интересы, если есть желание и необходимость сделать это.

Во-вторых, мы спасаем очень успешную и очень перспективную экспортную компанию, которая за четыре года превратилась в одну из крупнейших европейских авиакомпаний. В 2019 году EAS выбрал Xfly среди десятка лучших эстонских экспортных компаний. У нас есть основания этим гордиться. Как здесь, так и на европейском авиационном рынке существует большая неопределенность, и поэтому для Эстонии разумно сохранить те ценности, в которые налогоплательщик делал инвестиции.

В-третьих, авиация — это не только пассажирские перевозки. Это также транспортировка товаров, что также стратегически очень важно для нас, особенно в изменившемся мире. Xfly предлагает нам прочную основу для наращивания мощностей, необходимых для авиаперевозки грузов, например, в азиатском направлении. Для Эстонии это потрясающая возможность стать транзитной страной для грузовых авиаперевозок!

В-четвертых, мы также спасем значительную часть авиационного сектора Эстонии и сотни нынешних и будущих рабочих мест, которые создают высокую добавленную стоимость. Крупнейшая в истории эстонская авиакомпания имеет большое влияние на местную экономику. По данным эстонского авиационного кластера, вклад авиации в наш ВВП составляет около 3–3,5 процента, и в ближайшие пять лет планируется увеличить его вдвое.

Я думаю, что в случае банкротства национальной авиакомпании мы потеряем часть своей независимости. С уверенностью можно сказать, что другой авиакомпании такого размера в этой стране больше не будет. У нас сейчас есть действующая концепция, которая не приносит убытков. Поэтому и важно спасти компанию. Я искренне верю, что правительство так и поступит, ведь мы можем получить от этого во много раз больше, чем если в условиях нынешнего кризиса подвести к банкротству важную и успешную компанию.