Руководитель крупной эстонской турфирмы: о новых реалиях туризма, где отдыхать и что нас всех дальше ждет

 (33)
НЕСРАВНИМО: Пришедший весной коронакризис нельзя сравнить ни с одним предыдущим кризисом, утверждает Анне Самлик.
НЕСРАВНИМО: Пришедший весной коронакризис нельзя сравнить ни с одним предыдущим кризисом, утверждает Анне Самлик.Foto: Kiur Kaasik

Анне Самлик (62) руководит туристической фирмой Estravel на протяжении 28 лет. В интервью "Eesti Ekspress" она рассказала, как сектор пережил прошлую весну и насколько опасной для туризма может стать вторая волна пандемии.

Вы только что приехали из отпуска. Где отдыхает руководитель туристической фирмы?

По традиции, я две недели июльского отпуска спокойно провожу в Эстонии, в лесном домике. На этот раз была и в Латвии. Осенью и зимой путешествуем с семьей.

С чем можно сравнить весенний кризис?

Его ни с чем нельзя сравнить. Он кажется невероятно несправедливым и непредсказуемым — такой неопределенности и такого кризиса никогда раньше не было. Казалось, что через месяц-два ситуация в какой-то мере восстановится, но на деле туристический сектор и сейчас не знает, что будет дальше. Кризис продолжается. Требование соблюдать карантин по-прежнему действует для тех, кто приезжает в Эстонию из 11 стран Европы.

Читайте также:

Что было самым сложным для вас этой весной?

Начало кризиса мы почувствовали уже в конце февраля. Обслуживали бизнес-клиентов AMEX (American Express — ред.), и они стали первыми, для кого ввели ограничения на поездки. 27 февраля еще было обычным рабочим днем, а 28 февраля оборот упал на 50 %. Затем ввели чрезвычайную ситуацию, во время которой мы помогали людям возвращаться домой. Из Аргентины прибывали спасательные рейсы Евросоюза. Очень сложно было прилететь из Новой Зеландии. С каждым днем становилось все меньше рейсов, и улучшений не предвиделось. В итоге человеку, чтобы попасть домой, приходилось мириться с ночевкой в аэропорту Токио, Лондона или Хельсинки.

Для нас это время оказалось интересным в плане работы, март и половина апреля были очень напряженными. Приходилось быть находчивыми. Я считаю, что мы справились отлично.

А не было такого варианта, что вы, как частная фирма, отказались бы работать, потому что не обязаны заниматься форс-мажорными ситуациями?

Ой, нет-нет!

Но какие-то туристические фирмы просто исчезли под предлогом банкротства.

Конечно, мы не могли сделать ничего подобного. У нас единственное в Эстонии туристическое бюро с круглосуточным обслуживанием. Случалось, нам не удавалось привезти людей назад, потому что рейсов просто не было. В самой большой беде оказались те, кто купил билет через непонятно какой портал. Все порталы созданы для продаж, а не для последующего обслуживания. Приобретая билет через Skyscanner или Momondo, ты до конца не знаешь, кто его выдает. У этих предприятий действительно была возможность оставить клиентов наедине с их проблемами. Те люди получили болезненный урок, но мы и им помогали.

Кажется безответственным, что некоторые организаторы путешествий вплоть до 12 марта — прямо перед введением ЧС — предлагали в разных группах Фейсбука горящие путевки в Египет, Болгарию и на Тенерифе.

А что они делали не так? Запрета же не было. Никто не знал, чего ждать, и бюро путешествий просто продолжали работать. Для нас распоряжение — это когда Департамент здоровья и правительство принимают решение. Мы тогда не рекламировали путешествия на ближайшее время, но предлагали осень, потому что пришли первые сообщения, будто солнце “съест” вирус, и в июне, когда наступит хорошая погода, все закончится. Если бы те фирмы продолжали рекламу и после объявления чрезвычайной ситуации, они бы нарушили правила этики.

За 32 года, что мы занимаемся организацией путешествий, не было такого, чтобы нашу деятельность запрещали. Теперь это произошло.

В туристическом секторе чрезвычайная ситуация продолжается?

Конечно, кризис не закончился. В апреле оборот был негативным, в мае — 3000 евро, а в июне — 20 % от прошлогоднего. Рапорты продаж показывают, что восстановления не будет и в июле. Сегодня можно полететь в Италию, а можно ли будет завтра? Многие авиакомпании загружают рейсы в систему и снова снимают.

Весь сектор во всем мире до сих пор неустойчив. Куда есть полеты? Получат ли авиакомпании государственную помощь или дополнительный капитал от владельцев? Ни одна авиафирма без помощи не выживет. Заполняемость самолетов очень низкая — долго ли компании будут согласны летать себе в убыток?

Если мы не можем спастись от болезни, надо научиться жить с ней. В этом и вопрос: какова новая реальность и какие новые требования введут разные страны? После теракта 11 сентября в Нью-Йорке были приняты новые правила — и сегодня они стали привычными.

Сейчас такие установки жизненно необходимы, потому что туризм является опорой для всех стран (в прошлом году Estravel выплатил 1,1 миллион социального налога), экономика должна восстановиться и заработать. Особенно зависят от туризма страны Южной Европы, где экономику нельзя держать закрытой. А еще необходимо, чтобы мы сами прилежно следовали правилам.

Какова новая реальность путешествий?

Всего пока не знаю, но уже сейчас видно, что в аэропорту обязательно носить маски. Предпочтение отдается прямым рейсам, что для нас, как для окраины, не работает. Люди привыкают путешествовать с ручной кладью. В самолетах каждая порция еды упакована отдельно, во время длительных перелетов по салону никто не ходит. В отелях еду за завтраком в буфете нельзя накладывать самостоятельно.

На примере Южной Европы видно, что, хотя порой рекомендуется носить маски, мы к этому не привыкли.

До сих пор дела у Estravel шли очень хорошо. Как много из накопленного жирка растаяло во время кризиса?

Как сказать: если мы действовали на рынке 32 года и за это время накопили 5 миллионов собственного капитала, то это довольно скромно. По сравнению с конкурентами, дела, конечно, хороши. К сожалению, в этом году убытки неизбежны.

Нам сильно помогло трехмесячное пособие на зарплаты. Правительство сказало: не надо сокращать людей, сохраняйте рабочие места. Мы закрыли два бюро и провели сокращения, но все равно большинство рабочих мест сохранили.

Теперь вместе с союзами спа-центров и отелей мы обратились к министру Раулю Сиему, чтобы получить разрешение на продление срока, когда можно в одностороннем порядке сокращать зарплату и нагрузку. Сейчас предел — три месяца, и мы его уже исчерпали. К нашему удивлению, министр ответил, что туристическому сектору стоит проводить сокращения.

Что это для вас означает?

Ответ министра вызывает неразбериху. Я не понимаю, какова позиция правительства. До сих пор премьер-министр говорил, что рабочие места нужно сохранять, теперь рекомендуют сокращать. Мы будем и дальше держать работников и рабочие места. Но планы строим лишь на месяц вперед.

Если у фирмы есть 5 миллионов, то зачем нужна государственная поддержка?

Во-первых, эти деньги инвестированы, а не лежат на счету. Во-вторых, если оборот упал на 99 % и вовсе ушел в минус, то почему государство не должно помогать?

Но вообще, решения правительства удовлетворительны?

Я считаю неразумной двухмесячную компенсацию Кассы по безработице, которую получили те фирмы, чей оборот снизился на 30 %, а рабочее время уменьшилось на один день в месяц. О чем мы говорим? Это было разбрасыванием денег с самолета. Теперь вылезли и разные схемы. Денег хватило бы на более долгое время, если бы поддерживали тех, кто в этом действительно нуждался.

А что происходит за рубежом?

Самая лучшая помощь туристическому сектору была в Австралии — там покрывают постоянные расходы, так что до конца года будет полегче. Хорошо справилась Литва: там медработники получили от государства ваучер на отпуск в размере 200 евро. В Литве и условия выдачи кредитов нормальные — дают не как наш Kredex, под огромные проценты. Латвия тоже субсидирует предпринимателей, также на деньги Евросоюза. Туристический сектор нельзя просто уничтожить, — его надо поддерживать.

Эстония тоже должна была выдавать ваучеры?

Да, конечно. Именно на осень, чтобы помочь эстонским отелям. Сейчас кажется, что остальная Эстония отрезана от центральной, — тяжелее всего таллиннским отелям. Сезон прибытия иностранных туристов упущен и восстановится в лучшем случае весной следующего года. Да, в Таллинн прибыл один круизный лайнер, но пустым — только заправиться и запастись провизией для экипажа.

А кто заблокировал идею с ваучерами?

Мы вместе с союзами туристического сектора предложили правительству предоставить работникам первой линии ваучеры на отпуск и поддержать наш сектор. Не знаю, куда зашло обсуждение, потому что ответа мы не получили. Может, еще обсуждают?

Путешествия станут дороже?

Сейчас цены на уровне высокого сезона. Жалуются, что в пярнуских отелях цены кусаются. Но формируют спрос и предложение, и если номера за такие деньги продаются, почему их должны предлагать вдвое дешевле? Если авиакомпании, которые снова летают в Таллинн, будут вынуждены уйти, цены могут поползти вверх. Держу кулаки за то, чтобы перелеты снова не закрыли, а то мы превратимся в окраину без прямого авиасообщения. Ясно станет в сентябре-октябре — лучших для туристического сектора месяцах, когда передвигаются и бизнес-клиенты, и частные путешественники.

Насколько на Estravel влияет климатический кризис?

Есть лишь небольшие изменения. Сознательные люди берут в путешествие меньше вещей. И я так делаю. Предпочитают прямые рейсы, потому что расходы ниже и меньший углеродный след. Крупные корпорации AMEX очень следят за этим. А до сознания жителей Эстонии это пока не очень дошло.

Климатические активисты не упрекали вас в том, что вы занимаетесь загрязняющим бизнесом?

Нет. Жители Эстонии сознательные путешественники. Это связано с прошлым: в моем поколении никогда не было денег на поездки, мы не жили в благополучном обществе. На путешествия мы можем тратить очень мало и кажется, что жители Эстонии тщательно взвешивают свои расходы. И поколение помоложе не жило в очень уж благополучном обществе. Нам свойственна бережливость. Думаю, эстоноземельцы, путешествуя, оставляют не очень большой углеродный след.

Как Эстония выглядит в качестве страны назначения? Во время коронакризиса мы похожи на оазис.

Первые группы немцев уже приезжали. Запланированные на весну семинары-конференции были перенесены на осень. Путешествия никуда не денутся. Веб-собрания — это спасение, но хочется и увидеть своих коллег.

Насколько организаторы путешествий готовы к следующей волне пандемии?

Очень надеюсь, что второй волны не будет, потому что экономику нельзя снова взять под замок. Нужно найти решения для того, чтобы жить с вирусом. Быстрое реагирование у нас уже в крови, но как научиться справляться с неизвестностью? Этого никто не умеет.

"Эстонский экспресс" — ежемесячная русскоязычная газета, которая знакомит читателей с самыми важными публикациями Eesti Päevaleht, Maaleht и других изданий холдинга Ekspress Meedia. Цена одного экземпляра — 1,49 евро.

Коронавирус SARS-CoV-2

  • Люди, которые подозревают у себя наличие коронавируса, должны позвонить на номер консультации семейных врачей 1220 (из-за рубежа +372 634 6630) или на созданный для вопросов по коронавирусу кризисный номер 1247. В случае необходимости, нужно воспользоваться номером экстренной помощи 112.
  • Симптомы COVID-19 схожи с симптомами гриппа. Вирус может вызвать кашель, жар и затруднение дыхания. Лучшая защита от распространения заболевания - мыть руки и избегать контакта с людьми.
  • Подробнее о коронавирусе и действующих ограничениях читайте на специальном правительственном портале kriis.ee!
  • Приложение HOIA даст знать, если вы находились в тесном контакте с носителем коронавируса. Узнайте подробности!