“У нас повсюду толпы”: Пока мир на осадном положении из-за пандемии — в китайском Ухане, где год назад все это началось, вируса давно нет

 (54)
“У нас повсюду толпы”: Пока мир на осадном положении из-за пандемии — в китайском Ухане, где год назад все это началось, вируса давно нет
Scanpix, HECTOR RETAMAL

Ухань — первый город на планете, где в конце 2019 года произошло массовое заражение коронавирусной инфекцией. Город закрыли на жесткий карантин, въезд и выезд из него запретили. Однако уже к концу апреля из городских больниц выписали всех пациентов с коронавирусной инфекцией, город начал возвращаться к обычной жизни.

Уже больше полугода в провинции Хубэй, центром которой является Ухань, фактически нулевая заболеваемость коронавирусом. “Медуза” поговорила с жителями Уханя о том, как изменилась жизнь за год с начала эпидемии, как выглядит жизнь в большом городе, когда из него уходит ковид, и ждут ли китайцы вторую волну.


Питер Бернота, бизнесмен:


Я предприниматель и привык много путешествовать, чтобы развивать и поддерживать отношения с клиентами и партнерами. Меры по сдерживанию COVID-19 приостановили большинство поездок в Китай и из Китая — приходилось мириться с онлайн-встречами и телефонными звонками. Это приводило к большому недопониманию: сигналы языка тела не улавливаются, а тонкости легче упускаются из виду. Я отложил много бизнес-проектов на несколько месяцев неопределенности. Только сейчас они возвращаются в нормальное русло.

Читайте также:

Карантин и привязка к дому улучшили семейные отношения. Но от друзей мы немного отдалились — сейчас мы обычно едим дома, а не с друзьями в ресторанах. Жена стала лучше готовить — и в нашей квартире стало намного опрятнее.

Из-за коронавируса мы начали покупать больше, чем когда-либо, продуктов, туалетных принадлежностей, дезинфицирующих средств, воды в бутылках. Мы больше обращаем внимание на нескоропортящиеся продукты, у нас есть хороший запас масок для лица, антибиотиков и противовирусных препаратов. Рынок, на котором в Ухане продаются свежее мясо и рыба, назвали источником [первой] вспышки. Сейчас он снова открыт, но активность немного снизилась — и мясо дичи больше не продают.

Мне всегда нравилась динамичная профессиональная и личная жизнь, а карантинный режим в Ухане сразу же остановил ее. С другой стороны, такое замедление помогло наслаждаться спокойной деятельностью, например чтением. Наша жизнь во время карантина была так же полна, как и раньше, мы хорошо адаптировались. Мы с женой не испытывали стресс, оставаясь дома, но знаем людей, у кого были большие трудности. Это люди, чьи родственники умерли от коронавируса.

А еще не у всех хорошие личные и семейные отношения. Нахождение в близости, невозможность “убежать” — все это вызывает напряжение, которое до сих пор некоторые не могут разрешить.

Ухань — типичный азиатский город, в котором много людей и они находятся близко друг к другу. Сейчас же большинство стараются сидеть поодиночке, не собираться вместе, работать из дома.

По большей части Ухань вернулась к динамике мегаполиса, которая была до карантина. У нас снова пробки, растет загрязнение [воздуха], заводы открыты, повсюду толпы. Одно отличие — большинство людей носит маски для лица, а при входе в общественный транспорт и торговые центры измеряют температуру тела. Люди адаптировались и продолжили обычную жизнь. Есть обеспокоенность по поводу второй волны, так как сейчас сезон гриппа. Но до сих пор у нас не было вспышек.

Хотя борьба с COVID-19 потребовала строгих карантинных мер со значительными экономическими и социальными издержками, думаю, что Ухань вернется на путь модернизации. Обеспокоенность [из-за ковида] и меры, принятые в самом конце января, больше не находятся в центре внимания правительства.

Честно говоря, большинство людей [тоже] не думает, что ситуация повторится. Мы регулярно получаем напоминания, что нужно соблюдать меры предосторожности, но ежедневные рассказы о коронавирусе по телевидению и СМИ больше не являются частью жизни.

***

Дарья Кузнецова, блогер:


Год в Ухане слился в одну цепочку событий. Нет разграничений между сезонами. Незаметно, когда наступило лето, и не верится, что прошел год. Когда объявили карантин, испорченный китайский Новый год, зима и весна прошли в отслеживании новостей и событий — мы все время были в карантине, максимально ограничены в передвижениях. [Обычно] лето — самый яркий сезон, которого все ждут. В нашем случае лето значило лишь открытие Уханя.

Я не предполагала, что карантин будет таким долгим, тем более что он приобретет такие масштабы и разнесется по всему миру. За период карантина в Ухане произошло столько событий. Приезд военных врачей. Первый день, когда было ноль случаев заражения. Открытие города — оно, можно сказать, было национальным праздником.

Это первый год, когда я [временно] не вернулась в Россию и не смогла увидеть семью. Но я очень благодарна Китаю и китайцам, что не ощущала себя одинокой и мне помогали. Надеюсь, что смогу вернуться в Россию в следующем году, так как очень скучаю по близким.

Сейчас в городе все спокойно, мы свободно перемещаемся. Город вернулся к обычной жизни, не считая некоторых ограничений: пропускной системы, проверки температуры при входе. В остальном Ухань живет обычной жизнью. Думаю, что спустя время снимут и эти ограничения. В других городах Китая их уже нет.

Эпидемия развивается так непредсказуемо, что я боюсь загадывать [что будет в будущем]. Неопределенность и неизвестность, когда все закончится, — это накладывает отпечаток. Китай был первой страной, которая столкнулась со всем этим. Введенные [здесь] меры я нигде не видела раньше, все происходило молниеносно. Я никогда столько не сидела дома и не видела людей в спецодежде — а здесь мы все видели это в первый раз вживую, а не с экрана. Сейчас же это уже привычные вещи.

Я не болела коронавирусом, но три раза сдавала тест. Первый раз решила сдать сама и обратилась к врачу. Второй раз было общее тестирование населения. И последний раз перед выходом на учебу: чтобы войти в кампус [университета], нужно показать справку.

Сейчас политика властей Уханя очень простая и понятная. Если фиксируется новый случай, то сразу отслеживаются все контакты. Это делается с помощью пропускной системы, которая фиксирует передвижение. Людей направляют на проверки, вводятся меры безопасности. Руководство так быстро реагирует на все, что у вируса нет даже малейшей возможности выйти за пределы города.

После отмены карантина многие фирмы еще несколько месяцев не открывали офисы — все рабочие процессы были организованы дистанционно. Чтобы выйти в офис, все сотрудники должны были быть проверены на ковид. Но сейчас все уже работают в обычном, штатном режиме. Помещения дезинфицируются, а в остальном Китай начал работать как и всегда — без каких-либо ограничений.

***

Гиги Ю, диджей


Фактически во время карантина в Ухане я не могла выйти из своей комнаты. Лично покупать продукты стало невозможно. Китай во время карантина находился в состоянии полной блокировки, логистические системы сломались. Для 12-миллионного города, такого как Ухань, еды перестало хватать. Тогда правительство разработало для Уханя систему раздачи еды, выделяло продукты и отправляло их. Такую систему сделали для того, чтобы раздавать предметы первой необходимости всем людям — чтобы каждый мог получить равную долю в начале карантина. В других городах такого не было, так как не было такого строгого карантина, как у нас. Но [эта] система просуществовала всего две недели. Потом логистику адаптировали к новой норме — и мы смогли заказывать еду онлайн. Но выходить из квартир было запрещено до конца карантина [в апреле].

Я диджей, и коронавирус очень изменил распорядок моей жизни. Время было суровое. Я не могла пойти в клуб, играть свою музыку, зарабатывать деньги. В это время жила на свой депозит. Зато смогла сконцентрироваться на своих песнях и записывать треки, так как до этого у меня было много живых выступлений и мало времени, чтобы сосредоточиться на музыке.

Но со временем появилась депрессия: я не могла выйти и погулять с друзьями. Я плакала в своей комнате, не зная, что делать. Чувствовала себя одинокой, так как живу одна. В то же время и я, и мои друзья получали большую помощь [от других граждан страны] как психологически, так и экономически. Например, мой друг из Уханя хотел купить что-то онлайн, но в то время перевозки приостановились. Он написал об этом в интернете, и один незнакомец из Северного Китая отправил другу бесплатно то, что ему было нужно. Пандемия нас во многом сплотила. Друзья поддерживали меня — даже те, с кем мы обычно не общаемся.

После окончания карантина Ухань вернулась в свое обычное состояние, жизнь людей тоже приходит в норму. Я уже выступаю в клубах. Единственное — нужно каждый день носить маску, а каждый раз, когда я путешествую в другие города за пределами Уханя, нужно [сдавать тест] и доказывать, что у тебя нет коронавируса.