Западная Украина: памятник Ленину - не металлолом, а изделие

 (16)
Западная Украина: памятник Ленину - не металлолом, а изделие
Scanpix, AFP By-line:PRYLEPA OLEKSANDR

В самом западном городе Украины — Чопе в Закарпатской области — 28 марта провели аукцион, на котором продали памятник Ленину, ранее стоявший на центральной площади города.

В бюджет Чопа поступили больше девяти тысяч долларов, которые, как утверждают местные власти, пойдут на программу улучшения качества питьевой воды в городе. Что будет с почти четырехтонной бронзовой статуей вождя мирового пролетариата дальше, сказать сложно, — покупатель Ленина, местный предприниматель, наотрез отказался от комментариев по этому поводу.

О нелегкой судьбе чопского Ленина и беспрецедентном аукционе корреспондент BBC в Киеве Святослав Хоменко поговорил с заместителем мэра Чопа Игорем Гижаном.

BBC: Памятник Ленину в Чопе был снесен в феврале 2014 года. Сколько он простоял и как выглядел?

Читайте также:

Игорь Гижан: Не назову вам точную дату, когда его поставили на Привокзальной площади в центре города Чоп, но было это довольно давно. После этого ее, конечно, переименовали в площадь Ленина, а сейчас она носит название Европейской. Собирали на этот памятник и жители города, и его учреждения и организации. Это была бронзовая скульптура высотой около 3,5-4 метров и весом около 3700 кг.

После обретения Украиной независимости, в начале 90-х, в Чопе провели референдум относительно того, что сделать с этим памятником. Предлагали три варианта: оставить его на месте, демонтировать или перенести в другое место. Горожане проголосовали за третий вариант, и его установили в доме ветеранов Чопа.

Сначала (24 февраля 2014 года, спустя два дня после отстранения Виктора Януковича от власти, прим. BBC) активисты его уронили. Честно говоря, поваляли тот памятник. При этом он практически не повредился, поэтому городской совет забрал его и перевез его на хранение во двор коммунального хозяйства. Там он у нас и лежал с того времени.

BBC: Активистов, поваливших памятник, нашли?

И.Г.: Да их, собственно, никто особо и не искал. Конечно, было подано заявление в милицию, но никто этим не занимался, потому что памятник не был поврежден, а демонтировать его на тот момент так или иначе нужно было.

BBC: Местные СМИ писали, что поначалу памятник хотели переплавить.

И.Г.: Да, но так до этого дело не дошло. Он лежал у нас во дворе коммунхоза под инвентарным номером и с балансовой остаточной стоимостью. Но сейчас у нас в городе обострилась проблема с поставками питьевой воды, мы собираем средства на новый водозабор, откуда только можем. И вот мы задумались, что у нас есть такого, что нам не нужно? И определили, что памятник Ленину устанавливать мы уже точно не будем нигде и никогда. А это довольно ценная вещь, и община этим имуществом не пользуется. Вот, значит, можно его продать. Вместе с Лениным продавался автомобиль “Волга”, который очень любит есть бензин, но не очень много ездит. Вот эти две вещи мы предложили продать с аукциона (согласно сообщению Чопского горсовета, покупателя на автомобиль ГАЗ найти не удалось).

BBC: Как устанавливали стартовую цену для Ленина?

И.Г.: Мы определили на конкурсе оценщика, который, в свою очередь, определил стоимость памятника. Депутаты ее обсудили и утвердили на сессии горсовета. Мы настаивали на том, что памятник — это не лом, а именно изделие, поэтому цена получилась довольно высокой, почти 254 тысячи гривен (примерно 9400 долларов).

BBC: А если бы его переплавили и продали как лом, сколько бы он стоил?
И.Г.: Специалист сказал нам, что в таком случае его цена составила бы около 150 тысяч гривен, то есть разница существенная. Многие депутаты говорили, что цену нужно снижать, потому что мы продадим его только в качестве лома. Но мы настояли на том, что это — вещь, которая, возможно, имеет для кого-то значение, и продавали его именно как скульптуру Ленина. До проведения аукциона интерес к покупке проявлял много кто. Приезжал даже человек из Венгрии, из парка тоталитарной культуры возле Будапешта, смотрел тот памятник. Хотя мне и говорили, что это не типовой памятник, областное управление культуры нам выдало справку о том, что культурной ценности он не представляет. То есть теоретически мы его могли продать и за границу. Но венгры заявку не подали. Единственную заявку на участие в аукционе подал наш закарпатский предприниматель, и вот он по этой цене — а условием конкурса была продажа по стоимости не ниже стартовой — его и приобрел. Он, собственно говоря, его уже забрал. Деньги поступили в городской бюджет.

BBC:: Есть ли у вас какие-то данные о том, что покупатель Ленина собирается делать с этой статуей?

И.Г.: Честно говоря, я этим не интересовался. Но думаю, что если он его купил, значит, знает, что с ним делать.

BBC:: На что конкретно город планирует потратить полученные средства? Насколько они помогут Чопу в получении нового водозабора?

И.Г.: На новый водозабор нам нужно почти 20 млн гривен, два миллиона из которых мы уже насобирали. Решение о том, куда конкретно направить средства, вырученные на аукционе, примет сессия горсовета. Но идея была такая, чтобы пополнить ними программу “Питьевая вода” и понемногу начинать что-то делать.

BBC:: А что осталось от памятника Ленину на Европейской площади и возле дома ветеранов в Чопе?

И.Г.: Возле дома ветеранов памятников сейчас никаких нет, там просто небольшой пустой постамент. А Европейская площадь уже после демонтажа памятника Ленину была перестроена, капитально отремонтирована. Места, где стояла эта скульптура, как такового уже не осталось. Там уже ничего не напоминает о том, что там стоял Ленин.

BBC:: Как вы думаете, ваш опыт применим в других украинских городах и селах, где тоже остались снесенные памятники Ленину?

И.Г.: Я бы порекомендовал, в первую очередь, обратить внимание на условия хранения этого имущества, потому что на такие вещи обращается мало внимания, и такие памятники утрачиваются. А это неправильно, это все-таки наше, может, и ошибочное, но достояние.
Все, что в кладовой лежит, должно быть использовано — я себе это так представляю.

BBC:: Но не являются ли действия чопских властей нарушением закона о декоммунизации? Ведь получается, что вы хранили Ленина, потом продали и тем самым содействовали сохранению этого монумента?

И.Г.: Я бы не сказал, что это нарушение закона — это скорее бережное отношение к общественному имуществу. А какое это имущество — другое дело. Мы ведь на него не молились, не выставляли его на всеобщее обозрение. Он у нас хранился во дворе коммунхоза, пока сессия не приняла решение о его отчуждении. Я считаю, мы верно поступили.