Жизнь эстонки в Катаре: здесь я могу позволить себе очень многое

 (69)
Жизнь эстонки в Катаре: здесь я могу позволить себе очень многое
Marco Piazzi, erakogu, Pere ja Kodu

Когда 14 лет назад работающая стюардессой эстонка Пирет познакомилась с итальянским пилотом Алессандро, сразу стало ясно, что между молодыми людьми есть много общего: любовь к путешествиям, кулинарии и парусному спорту. Теперь же, по прошествии стольких лет, их объединяют не только общие интересы, но и сыновья Оливер и Виллем, а также необычное место жительства — Катар, пишет Pere ja Kodu.

Практически сразу после знакомства Алессандро Строппа (сейчас 46 лет), проживавший на тот момент в Дубае, пригласил Пирет Кийгемяэ (сейчас 41 год) к себе в гости, чтобы она посмотрела этот крупнейший город в Объединенных Арабских Эмиратах. Из Дубая молодые люди решили на пару дней отправиться в небольшое путешествие в Оман. Как вспоминает Пирет, во время этой поездки широкий кругозор Алессандро, его вежливость, учтивость и элегантность произвели на нее неизгладимое впечатление. Алессандро же утверждает, что его пленила обворожительная улыбка эстонской стюардессы, а также ее доброта и легкий нрав. По мнению обоих, это была любовь с первого взгляда. Однако, вернувшись из Омана, Пирет улетела домой в Таллинн, будучи совершенно уверенной в том, что на этом амурные приключения с горячим итальянским пилотом закончились.

Читайте также:

Но однажды в таллиннской квартире Пирет раздался телефонный звонок. Это был Алессандро! Он попросил девушку выглянуть в окно на улицу. Пирет положила трубку, подошла к окну…и увидела его — Алессандро стоял на улице, размахивая большим букетом из красных роз. После этого молодые люди уже никогда не расставались

Пирет переехала к Алессандро в Дубай, где они сыграли свадьбу. Вскоре у пары родились Оливер (12 лет) и Виллем (10 лет). Но в 2011 катарская национальная авиакомпания предложила Алессандро выгодный контракт, от которого он не смог отказаться. Так, Пирет с мужем и детьми оказались в Дохе, расположенной на побережье Персидского залива. “Все государства Ближнего Востока одинаковые”, — думала Пирет, переехавшая из Дубая в Катар. Но уже очень скоро она поняла, насколько ошибалась.

Marco Piazzi, erakogu, Pere ja Kodu

Местные традиции

Это теперь небольшой, но богатый природным газом и нефтью Катар стал для Алессандро и Пирет домом, где все привычно и знакомо. Если раньше Оливеру и Виллему приходилось своим эстонским друзьям долго объяснять, где они живут, то после чемпионата мира по легкой атлетике, который прошел этой осенью в Катаре, об этой стране уже многие знают. “Раньше только один мой друг из Эстонии знал, что я живу в пустыне”, — вспоминает Оливер.

Виллем добавляет, что, несмотря на то, что они живут в арабском государстве, в Катаре представлены все религии и живут люди разных национальностей. Действительно из трех миллионов жителей Катара арабы составляют только 15% населения, остальные — иностранцы. Почти вся экономика зиждется на иностранной рабочей силе. Алессандро радуется своей работе: “Благодаря тому, что я командир воздушного судна, у меня есть возможность путешествовать, встречаться с интересными людьми, останавливаться в лучших гостиницах мира”.

У семьи Пирет много знакомых разных национальностей, но работа, школа и всевозможные тренировки всех объединяют. Однако, в отличие от большинства европейцев, у Пирет есть много друзей и среди катарцев, что позволяет ей ближе познакомиться с местной культурой. Но проблема заключается в том, что по катарской традиции мужчины и женщины вне семьи отдельно никогда не встречаются. По словам Пирет, например, в спортивном клубе, куда ходят только женщины, даже сотрудники службы безопасности женского пола. В общественных местах катарские дамы носят традиционные одежды — абайю или обязательный головной платок. И даже в спортивный зал они приходят в таком виде, но внутри помещения могут все снять и заниматься спортом в любой удобной для них одежде (даже если это коротенькие шорты, обтягивающие фигуру).

Marco Piazzi, erakogu, Pere ja Kodu

“Иногда в магазине ко мне может подойти дама, у которой из-за паранджи видна только узкая полоска в районе глаз, и, например, поинтересоваться, почему я не была на тренировке в спортзале. Я смотрю на нее и не понимаю, кто это вообще. Тогда собеседница смеется и приоткрывает лицо, чтобы я ее узнала”, — рассказывает Пирет, добавляя, что она несколько раз пыталась выяснить у местных женщин, почему они носят такие одежды. По ее словам, большинство считает, что для них это честь соблюдать традиции, установленные их предками много сотен лет тому назад.

Scanpix, AP By-line:Kamran Jebreili

Пирет нахваливает местных женщин, которые всегда окажут поддержку друг другу, помогут и в нужный момент сделают комплимент. Именно от них она и сама научилась искусству похвалы. Кроме того, Пирет периодически ходит на женские собрания, которые сами по себе являются очень интересным общественным событием. “У многих арабских женщин нет возможности посещать клубы, поэтому такие женские собрания здесь очень популярны. Но это, конечно, совсем не то, что мы привыкли видеть в Европе. Все приходят на "вечеринку" очень красивыми, с прическами и в элегантных платьях; друг другу демонстрируются свои невероятно дорогие наряды и украшения; устраивают праздничный обед или ужин, наслаждаясь обществом других дам; делятся радостями и горестями”.

Яркий макияж…несмотря на запрет


С местными женщинами Пирет сталкивается и по работе. Не зная, чем заняться в Катаре помимо домашних дел, она пошла учиться в международную школу макияжа, а затем стала предлагать свои услуги визажиста на дому. Сейчас Пирет уже преподает и организует курсы макияжа, а также работает художником по гриму в компаниях по производству фильмов и рекламных роликов.

По словам Пирет, традиция накладывать на лицо толстый слой косметики пришла к арабским женщинам из Индии. Чрезмерно яркий макияж вызывает у особо радикального населения негативную реакцию: согласно святому писанию, мусульмане должны быть скромными, мужчинам запрещено носить золотые украшения, а привлекающий внимание макияж женщин считается здесь недопустимым проявлением тщеславия.

Но на самом деле в Катаре все по-другому. “Женщины тратят здесь баснословные суммы на дизайнерскую одежду, украшения и сумки”, — признается Пирет. “Это обычное явление, когда на свадьбах незамужние девушки устраивают для матерей потенциальных женихов настоящий показ мод. Особенно “крутятся” перед теми дамами, чьи сыновья считаются невероятно хорошей партией”.

Несмотря на то, что Пирет очень тесно общается с катарцами, ее образ жизни ничем не отличается от любого европейца. “Я работаю, на выходных играем с друзьями в пляжный волейбол или устраиваем совместные ужины. Все уже привыкли, что мой муж Алессандро иногда отсутствует из-за работы”.

Разные подходы к воспитанию


Как и любой родитель, Пирет и Алессандро считают, что их главная задача — дать сыновьям хорошее образование, научить их уважать других и понимать ценность денег. В компьютерах мальчики долго не сидят, любят вкусную домашнюю еду и увлеченно растят на заднем дворе дома пряные растения.

В свободное от работы время Алессандро учит сыновей готовить: вместе они лепят равиоли, вместе выпекают хрустящие хлебные палочки. Бывают даже дни, когда мальчики сами готовят для родителей, а потом убирают за всеми и моют посуду. “Они должны научиться понимать, что родители делают очень много для того, чтобы им было хорошо. Нам нравится тот факт, что у мальчиков нет времени сидеть без дела и ворчать, что им скучно. У них достаточно интересных занятий и тренировок, они хорошо едят, достаточно спят и тратят свою энергию целенаправленно”, — объясняет Пирет.

Marco Piazzi, erakogu, Pere ja Kodu

По словам Алессандро, местные жители придерживаются совершенно других правил воспитания. “Катар — маленькое государство, большинство местных граждан — очень богатые люди. Часто мужчины здесь занимаются бизнесом, а женщины сидят дома, развлекая себя лишь походами в магазины и кафе. Но при этом у женщин всегда есть помощницы по хозяйству, водители и нянечки, которые боятся сделать хоть какое-либо замечание своему шкодливому воспитаннику. Так и будет он расти без дисциплины и порядка”.

Катарские дети нередко имеют лишний вес и даже ожирение. Пирет с озабоченностью смотрит на то, как детей после школы закармливают всевозможными сладостями, а поздно вечером заказывают домой фаст-фуд. Ложатся спать местные дети часто после полуночи, поэтому неудивительно, что утром они выглядят уставшими и сонными. “К сожалению, взрослые сами выросли в таких условиях и поэтому не понимают, как можно жить по-другому”, — говорит Пирет.

Лучшее от жизни в Катаре

Кроме итальянского и эстонского языков, сыновья Пирет и Алессандро свободно говорят на английском, на котором проходит обучение в Британской частной школе Дохи. Родители очень сожалеют, что в школе детям не преподают арабский. Эстонский язык мальчики знают очень хорошо, так как часто бывают в эстонских детских лагерях отдыха — Пирет осознанно их туда отправляет, чтобы сыновья могли сохранить свой родной язык и свободно на нем общаться.

Так как Алессандро работает пилотом в крупной международной авиакомпании, у семьи есть много возможностей для путешествий, куда они и отправляется при любой удобной возможности. Многие сомневаются, хорошо ли это для детей, но Пирет и Алессандро считают, что способность детей учиться и адаптироваться очень недооценена.

“Нас никогда не останавливал возраст детей, даже когда они были очень маленькими. Оливер и Виллем выросли в обществе, где так много людей разных национальностей. Поэтому теперь они никогда не будут делать различия по, например, цвету кожи и приверженности той или иной религии. Для наших сыновей действительно это все равно. Они легко адаптируются в любом обществе и одинаково хорошо играют со всеми в любой точке мира, от Кении до Фиджи. Их открытость — это лучшее, что мы приобрели от жизни в Катаре”, — гордятся родители.

50 градусов жары

Семья Пирет довольна жизнью в Катаре. “Зарплаты здесь очень хорошие, квалифицированным иностранным специалистам полностью оплачивают проживание, коммунальные услуги, занятия в клубах, медицинское обслуживание и обучение детей в школах. Мы можем себе позволить очень многое, о чем в других странах и мечтать не могли бы”, — признается Пирет. Но пара подчеркивает, что привлекательной их жизнь в Катаре делают не финансовые возможности, а прежде всего окружающие люди. “Многие стали фактически членами нашей семьи — друзьями на всю жизнь! Поначалу катарцы кажутся очень сдержанными, но стоит с ними подружиться, как они открывают тебе всю свою душу”.

Если в районе, где живет семья Пирет, иностранцам разрешено одеваться так, как они сами того хотят, то, выезжая в центр или другие районы Дохи, Пирет приходится надевать абайю из уважения к местным традициям. Она спокойно относится к этому, как и к тому факту, что во всей стране есть только один магазин, где продают свинину, и только одна алкогольная лавка, где горячительные напитки можно купить лишь с официальным разрешением.

Но если искать, что же в Катаре больше всего не нравится, — то это невыносимый зной, к которому однако тоже привыкаешь. Этим летом температура в стране поднялась до 52 градусов. При 45 градусах жары мальчишки играли в футбол, забегая домой лишь для того, чтобы попить и немного охладиться. Тем не менее Пирет и Алессандро смеются, рассказывая, как местные жители, заходя в прохладное помещение с улицы, где стоит 40-градусная жара, бегут согревать руки под теплым воздухом кондиционера. “Футбольным фанатам, которые собираются приехать в Катар на Чемпионат мира по футболу в 2022 году, советуют взять с собой теплые вещи”, — смеется Пирет. Она не сомневается, что это спортивное мероприятие здесь пройдет на очень высоком уровне. Оливер и Виллем уже бывали на главном стадионе страны — не только смотрели соревнования профессиональных спортсменов, но и сами играли в футбол.

Marco Piazzi, erakogu, Pere ja Kodu