Насколько туристические компании понимают, что делать и как дальше действовать?

Туристические компании и правительство должны договориться между собой о создании определенных сценариев дальнейшего развития, которые ждут нас в следующие шесть месяцев, или год, или, может, даже два года. Никто не знает, что случится дальше, как будет развиваться ситуация с пандемией, как люди будут относиться к путешествиям и удастся ли преодолеть страх. Но мы все равно должны подготовить разные варианты дальнейших действий. Туристические компании уже ведут переговоры с министерствами и работают над этим вопросом. Нам однозначно нужна помощь, потому что деятельность туристических фирм зависит не от какого-то бизнес-плана, а от ограничений на передвижение.

Как человек, который много где побывал и много всего в жизни видел, можете ли вы оценить, насколько сейчас оправданы все эти ограничения?

Я бы был гораздо либеральнее в нынешней ситуации. Я бы больше делал акцент на ответственном поведении самих пассажиров, а не призывал бы к ограничениям. Да, я настаиваю на том, что по возвращении из поездки надо вести себя ответственно по отношению к другим — нужно соблюдать самоизоляцию или сдавать тесты. Нельзя дурачиться и обманывать, что вы приехали из безопасной страны, если на самом деле это не так. Если мы сами поступаем разумно, в этих очень строгих правилах нет необходимости.

Какой ущерб уже нанесен туристическим компаниям?

Оборот рухнул на 90 и более процентов по сравнению с прошлым годом. Это катастрофа! Уже сокращено много сотрудников, но у нас пока нет данных за последние месяцы. До сентября действовали субсидии Кассы по безработице, у людей сохранялась работа, но теперь можно сокращать и тех, кто летом получал госпомощь. Боюсь, что когда появятся данные за сентябрь и октябрь, они будут намного печальнее.

Субсидии Кассы по безработице действительно помогли?

Это было очень разумное решение. Сейчас мы работаем с Министерством социальных дел, и я рискну сказать о довольно продуктивном сотрудничестве, которое могло бы и дальше помочь турфирмам.

Понятно, что нет смысла делать это так масштабно, как весной, но в то же время ясно, что по сравнению с другими экономическими секторами индустрия туризма пострадала больше всего.

Конечно, в туристическом секторе тоже есть отличия. Самая большая ценность — специалисты, которые работают в туристических компаниях и отправляют наших жителей отдыхать за границу или, наоборот, принимают в Эстонии иностранных туристов.

В этом плане у нас нет бесконечного количества офисных зданий и контор, которые надо содержать. Наша проблема связана с сохранением рабочих мест для специалистов туриндустрии — это люди, которые прекрасно разбираются в различных системах бронирования, говорят на нескольких языках, имеют связи с иностранными туристическими компаниями. Этих людей нужно удержать, а с субсидиями Кассы по безработице сделать это проще всего.

Как вы хотите помочь?

Сейчас мы делаем все возможное, чтобы люди смогли продержаться до весны. Например, как вариант, этому поспособствовало бы пособие от Кассы по безработице в размере средней зарплаты, из которой 30% платило бы предприятие, а 70% — государство.

С какими предложениями вы планируете обратиться к правительству?

Речь идет обо всем секторе — гостиницах, сельском туризме, конференц-туризме, СПА, предприятиях общественного питания, туристических компаниях — это около 45 млн евро. Если мы сравним … Не буду от своего имени делать такие сравнения, но это не какая-то заоблачная сумма.

Мы верим, что благодаря такой поддержке к следующему году можно было бы восстановиться 50% туристического сектора, как это было до коронакризиса. Мы смогли бы сохранить половину рабочих мест в турфирмах — это около 900 человек. Но эти 45 миллионов — это не только расходы на сохранение персонала.

А что еще?

Много разных вариантов. Субсидии Кассы по безработице — это, так сказать, правильная мера для туристических компаний. Может быть, для гостиниц было бы лучше вернуть какой-то налог.

Проблема же не только в том, что прервано авиасообщение с рядом стран?

Да, действительно, дело не только в отсутствии прямых авиарейсов. Отменен единственный международный поезд, курсировавший до весны по маршруту Таллинн-Петербург-Москва. Такая же ситуация с международным автобусными перевозками. Например, моя компания (Тийт Пруули — председатель совета Go Group) накануне коронавируса закупила новые чартерные автобусы, которые в основном предназначались для перевозки иностранных туристов по Эстонии. Сейчас все автобусы стоят. Удар нанесен очень и очень многим.

Что бы вы посоветовали тому, кто уже сейчас мечтает о путешествии?

В Европе есть безопасные места. Пока правительство еще не может принять решение о сокращении периода самоизоляции. С точки зрения работы и нормальной жизни не многие могут себе позволить находиться где-то на карантине в течение 2 недель. Во-первых, было бы хорошо, если бы срок самоизоляции сократили бы до 10 дней. Во-вторых, я надеюсь, что правительство сможет организовать тестирование таким образом, что это улучшит ситуацию с поездками за границу.

Насколько ответственно поведение некоторых авиакомпаний, когда, скажем, уже вовсю продаются билеты на весну следующего года, но при этом авиакомпании раздали людям огромное количество ваучеров за отмененные рейсы?

Это палка о двух концах. И авиакомпании, и туристы надеются, что в следующем году ситуация изменится. Эта надежда реальна. Никто бы не стал продавать билеты, если бы не было покупателей. Ведь вера обеих сторон велика. Да, к сожалению, жизнь показала, что еще не получилось так, как хотелось бы. Но мы надеемся!