Что вас больше всего удивило в этом году?

Воздействие пандемии, поразившей мир, и особенно Европу, было очень неожиданным. Больше всего удивило, что этим занимались так несогласованно.

Насколько сложным этот год выдался для airBaltic?

Это самый сложный год в истории airBaltic, но не самый тяжелый. В финансовом отношении у нас были гораздо более трудные года. Нам пришлось резко сократить расходы, и у нас пока нет четкого представления, когда мы сможем снова начать расти. Никто не знает, как вакцина повлияет на нормализацию ситуации с путешествиями. Люди хотели бы поехать отдыхать и сейчас, но не могут из-за карантина и других ограничений.

Как пандемия повлияла на авиакомпанию airBaltic и весь сектор в целом? Есть какие-то точные цифры?

По данным Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA), ситуация затрагивает 46 млн рабочих мест. По текущим прогнозам, убытки сектора превысят 118 миллиардов долларов. Спрос упал на 66%.

Конечно, кризис коснулся и airBaltic. Мы очень хорошо начали в январе и феврале, а заканчиваем год с самыми большими убытками и падением оборота. Мы являемся акционерной компанией, поэтому я не могу назвать конкретные цифры, я могу только дать прогноз, что годовой убыток составит 280 млн евро. Мы предполагаем, что количество пассажиров в этом году составит в общей сложности около 1,4 миллиона человек по сравнению с 5 миллионами в прошлом году. Оборот упал почти на 400 млн евро.

Как airBaltic отреагировала на кризис?

После введения в Латвии чрезвычайного положения нам больше не разрешили летать. Самолеты были на земле. С февраля по апрель мы были единственной авиакомпанией в Европе, которая не летала 62 дня. Мы полностью изменили бизнес-план, сосредоточились на финансовых вопросах. Мы решили перейти на один тип самолетов - Airbus A220. Наши 25 самолетов Airbus готовы немедленно приступить к работе.

Когда разразился кризис, серьезной проблемой для авиакомпаний стал возврат денег за несостоявшиеся рейсы. Сколько людей получили обратно деньги, а сколько - ваучеры?

Как и все авиакомпании, мы предлагали ваучеры, добавляя на 20 евро больше, чем была изначальная стоимость билетов. Всего на ваучеры и денежные компенсации было потрачено чуть более 80 миллионов евро.

Каким будет долгосрочное влияние кризиса на авиацию?

Нет сомнений, что когда-нибудь путешествия вернутся на уровень 2019 года. Сейчас кажется, что на это могут уйти годы. Рынок ближнемагистральных рейсов, вероятно, восстановится быстрее. С перелетами на дальние расстояния будет сложнее, потому что ситуация с коронавирусом на разных континентах сильно отличается. Надо пустить в дело вакцину, и тогда посмотрим, как будут отменяться ограничения и как люди будут адаптироваться к новым условиям. Однако возникает вопрос: если вакцина станет доступной, будут ли страны устанавливать какие-то собственные стандарты пересечения границы или везде будут действовать единые правила.

На данный момент тот, кто хочет летать в Европе, должен быть экспертом по местным правилам - они меняются каждую неделю. Из-за этого сейчас очень сложно путешествовать.

Можно ли предположить, что новый виток интереса к путешествиям начнется прежде всего в Азии?

В Австралии внутреннее авиасообщение восстановлено. И в Китае уже вернули внутренние рейсы. В Южной Америке много путешествуют на самолетах. В этом смысле Европа находится "в хвосте", потому что не смогла решить проблемы пересечения границ. Если говорить, например, о странах Балтии, то из Латвии в Литву больше нельзя летать. В Европейском Союзе много стран, но каждое государство тянет одеяло на себя и ищет то, что лучше всего подходит для них самих. И ни с кем не советуются. Я сам родом из Германии, так там даже у отдельных федеральных земель своих правила установлены. Я верю, что, когда весной вакцина станет для всех доступной, правила изменятся, и путешествия в большей степени восстановятся. Если уровень заражения значительно снизится, неважно - из-за вакцины или в результате введенных ограничений на передвижения, мы увидим очень сильный рост числа авиаперелетов.

Что будет с ценами на авиабилеты в будущем?

В настоящее время цены на билеты стабильные. Ryanair четко указал, что они используют свою рыночную силу и увеличивают свою долю на рынке за счет очень дешевых билетов. Мы предполагаем, что на рынке будет большой избыток предложений на ближнемагистральные рейсы, что первоначально приведет к очень дешевым билетам. На дальнемагистральных рейсах все иначе.

Сколько airBaltic теряет в месяц за простой самолета?

Мы рассматриваем это по-другому. Если в течение 12 месяцев ни один самолет не поднимется в небо, за год мы потеряем 182 миллиона евро, так как у авиакомпаний высокие фиксированные расходы. Если мы начнем летать, а заполняемость составит около 30%, наши убытки все равно составят 182 миллиона евро. Если загрузка самолетов будет больше 30%, мы что-то заработаем, и убыток будет уже меньше. Так что, если мы не будем летать, мы будем терять еженедельно 3,5 миллиона евро. Сейчас мы летаем, и за последние две недели у нас было 11 000 пассажиров. За это время загрузка самолетов составила 40%, но мы не получаем прибыли. Для получения прибыли нам нужно, чтобы было задействовано куда больше самолетов.

Правда ли, что в хорошие годы авиакомпании зарабатывают небольшую прибыль, а в плохие годы у них возникают огромные убытки?

За те 28 лет, что я работаю в авиации, об этой истории говорили все время. В авиации ориентироваться исключительно на прибыльность не всегда оправдано. Когда мы смотрим на дороги, никто же не спрашивает во время пандемии, сколько тратится на укладку нового асфальта или содержание дорог. Государства платят за это, потому что эта инфраструктура нужна. Многие европейские железнодорожные компании убыточны, но это никого не беспокоит. Когда дело доходит до авиакомпаний, которые являются не чем иным, как связующим звеном, чтобы доставить людей из пункта А в пункт Б, мы начинаем говорить об убытках. Финансовые потери меня беспокоят, но я знаю, что без нас в странах Балтии было бы совсем темно.

Кто будет заинтересован в покупке авиакомпании с точки зрения инвестора?

Конечно, всем нравятся авиакомпании, когда они получают хорошую прибыль. Инвестор авиакомпании всегда должен смотреть на денежные потоки. Возможности финансирования сохранятся, потому что самолеты стоят очень дорого. Многие авиакомпании до приватизации были государственными предприятиями. Сейчас страны пришли на помощь и стали крупными акционерами многих авиакомпаний. Это связано с необходимостью создания инфраструктуры. Инвестиции в авиакомпанию приносят экономике страны много непрямых доходов. Частные компании, такие как Ryanair, в хорошие времена получают приличную прибыль, но они также помогают экономике, соединяя регионы и предлагая дешевые билеты.

Использовала ли airBaltic государственную помощь в каком-либо виде?

AirBaltic не использовала государственные гарантии или кредиты. Мы обратились к ЕС с просьбой помочь в вопросе увеличения капитала в условиях пандемии коронавируса. Наш крупнейший акционер - латвийское государство - вложило 250 миллионов евро в уставный капитал. По правилам, эти деньги должны быть возвращены путем продажи такого же количества акций в течение следующих пяти-семи лет. Продажа акций состоится после того, как авиакомпания станет прибыльной. Других кредитов и помощи в кризис мы не получали. На наш взгляд, размещение акций на бирже произойдет не ранее 2022–2023 годов. Сначала должен закончиться кризис.

Какая авиакомпания Европы является самой сильной в финансовом отношении?

Сложно сказать, потому что, когда обнародуются результаты, оказывается, что данные уже устарели. Ryanair очень сильна в финансовом плане, но проблемы у них такие же, как и у других авиакомпаний. Сейчас они теряют 70 миллионов евро в месяц.

Планирует ли airBaltic в будущем сократить количество рейсов из стран Балтии?

Напротив, мы планируем расти. У нас есть четкий план развития авиасообщения с двумя соседними странами.

Означает ли кризис, что ваш личный годовой доход в 1 миллион евро в этом году будет ниже?

Когда начался кризис и самолеты перестали взлетать, я решил перейти на нулевую зарплату. Мы сделали очень трудный выбор и сократили количество сотрудников. Общая зарплата руководства airBaltic за шесть месяцев снизилась на одну пятую. Мой доход больше зависит от премиальных, а их нельзя выплатить до тех пор, пока airBaltic не вернет государству не менее трех четвертей от 250 миллионов евро. Я очень доволен своей зарплатой, и я работаю не за зарплату, а для того, чтобы airBaltic снова стала сильной.

Во время кризиса авиакомпания airBaltic быстро и довольно своеобразно cократила штат сотрудников

Мартин Гаусс, глава airBaltic, считает, что сложнее всего было решиться на сокращение персонала. Когда самолеты перестали взлетать, компания сократила штат сотрудников на 40%.

Сотрудников попросили уволиться по собственному желанию, обещая, что все будут восстановлены на более выгодных условиях через год. 97% работников приняли это предложение.

Бывшие сотрудники аirBaltic имеют право перейти на любую другую работу в мире, независимо от предоставленных гарантий, которые истекают в марте следующего года.

«Мы хотим, чтобы все вернулись», - сказал Мартин Гаусс. «Мы перенесли сроки доставки новых самолетов. В этом году мы приобрели только три новых самолета, два из которых прибудут уже на этой неделе. В 2019 году наш флот насчитывал 30 самолетов, но так как мы больше не будем использовать турбовинтовые самолеты, мы вновь вернемся к этому количеству самолетов».

Кроме того, во время кризиса продолжала работать и авиационная академия airBaltic. «Обучение пилотов занимает два года, и в будущем спрос на пилотов будет только расти», - добавил Мартин Гаусс.