20 января 1590 года в бельгийском городе Лир на центральной площади сожгли на костре последнюю “ведьму”: ей стала 40-летняя Кэтлин ван ден Блюк. Ее обвинили в колдовстве после того, как у нее сгорел дом и погибла лошадь, основываясь на показаниях двух других женщин, дававших их под страхом смерти.

Сама Кэтлин также призналась под пытками, что совокуплялась с дьяволом.

На месте ее казни, на центральной площади города, до сих пор лежит так называемый “ведьмин камень”, который поместили туда в назидание потомкам с подписью на нидерландском языке: “Легенда гласит, что на этом месте была сожжена последняя ведьма в Лире”. Другие публичные экзекуции, однако, совершались на площади вплоть до 1842 года.

Спустя 430 лет власти города посчитали, что из истории с охотой на ведьм можно извлечь другой урок, а именно: опасно строить обвинения на слухах и домыслах, как сейчас принято в соцсетях.

“Несмотря на то, что прошло уже много времени с тех пор, как кто-то непосредственно пострадал от этих судебных процессов, официальные извинения, безусловно, уместны, — заявил член городского совета и консультант по музеям, наследию и туризму Рик Веруэст бельгийским СМИ. — Это напоминание об опасности для правительства, которое в принятии решений руководствуется слухами и сплетнями, а также о том, что мужество одного человека может изменить всю историю, ведь Кэтлин отказалась называть имена других “ведьм”, чтобы спасти себя, несмотря на пытки”.

Ван ден Блюк — одна из 60 тыс. жертв судебных процессов над ведьмами, казненных по ложному обвинению в колдовстве за период между 1400-1700 годами в Европе. Большинство из них были женщинами, но под горячую руку правосудия попали также несколько мужчин и детей. “Ведьмами” зачастую признавали бедных и одиноких или овдовевших женщин, которые давали показания на себя и других под пытками.

Местные активисты инициировали кампанию на Facebook, чтобы добиться официальных извинений от власти. А также заменить “ведьмин камень” на две мемориальные таблички — на одной упомянуть имя Кэтлин ван ден Блюк, а на другой — написать слова сожаления от местной администрации.

Кстати, в роду одной из активисток, борющихся за реабилитацию последней “ведьмы”, тоже была казненная по обвинению в колдовстве женщина.

Это не единственный случай, когда жертв охоты на ведьм оправдывают посмертно. В декабре 2020 года католическая церковь немецкого города Эйхштетт в Баварии извинилась за казнь сразу 400 “ведьм”. По подсчетам историков, из 60 тыс. официальных жертв судебных процессов 25 тыс. были на территории современной Германии.

400 лет церковь молчала, но в 2020 году местный епископ Грегор Мария Ханке решил принести извинения и пообещал установить мемориальную доску в местном соборе. Епископ описал трагические события как “кровоточащую рану в истории церкви”. Это случилось после многолетней борьбы активистов за обеление памяти жертв охоты на ведьм, призывающих церковь признать вину.

Художник из Мюнхена Вольфрам Кастнер, изучавший историю епархии Эйхштетта, начал кампанию в 2017 году, когда обнаружил оригинальные стенограммы допросов. Он был так потрясен, что решил обратить внимание общественности на этот факт немецкой истории. В рамках своей кампании он вышел на площадь перед городским собором и стал зачитывать истории жизни и смерти пострадавших от обвинений в колдовстве.

Например, в 1627 году ведьмой признали 36-летнюю Урсулу Боншаб, жену мэра города. Ее арестовали и пытали в течение 20 дней, пока она не призналась, что выкапывала трупы детей, занималась сексом с дьяволом и травила соседей. По решению суда женщину обезглавили и сожгли на костре.

Кампания по оправданию “ведьм” в Германии началась еще в 2011 году по инициативе отставного пастора Хартмута Хегелера. За десять лет более 50 городов извинились за ту роль, которую они сыграли в охоте на ведьм. Суды над ведьмами традиционно проводились органами, которые не были напрямую связаны с религиозными институтами, но активисты утверждают, что извинения должна принести именно церковь, ведь в обвинении в колдовстве суды ссылались на учения о ведьмах и дьяволе.

“Католическая церковь боялась Реформации, а суды над ведьмами были средством борьбы с ней”, — пояснил Хегелер The Times. По его словам, в колдовстве и отношениях с дьяволом часто обвиняли тех, кто сомневался в католической вере.