Власти Амстердама приняли окончательное решение о закрытии “квартала красных фонарей” с его витринами в борделях, секс-шопами и легальной продажей каннабиса. Эта новость облетела многие популярные на Западе СМИ, от таблоида Daily Mail до респектабельной The Guardian. Новый “эротический анклав” вместо центра будет создан на окраине, но пока даже неизвестно, где именно.

Мэр Амстердама Фемке Халсема едва вступив в должность в июле 2018 года стала настаивать на закрытии кафе, продающих каннабис и борделей — потому что именно они, а не сам город со старинными каналами, стали туристической достопримечательностью. Мэр рассчитывает на перезагрузку имиджа города и ждет в гости туристов другого качества.

Кроме того, Халсема неоднократно заявляла, что иностранные туристы “оскорбляют и унижают” сотрудниц заведений на глазах у всех, пишет Guardian. Власти уже добилась запрета (с 1 апреля 2020 года) на организованные экскурсии с гидом по скандально известному кварталу.

“Кроме того рассматривается возможность сокращения количества кафешопов, которые торгуют каннабисом, но этот шаг, вероятно, не найдет одобрения в правительстве”, — отмечает Daily Mail.

“Ночных бабочек” сошлют на окраину

По данным Het Parool, некоторые авторитетные нидерландские партии и общественные движения, начиная от “Зеленых” до Социалистической партии, выразили сомнения относительно планов мэра.

Они уверены, что закрытие в центре города такого денежного места парализует сферу туризма Амстердама, и без того серьезно пострадавшую во время пандемии.

Существует альтернативный вариант решения проблемы. Одна из местных партий еще в 2014 году предлагала городским властям выкупить все “окна” — бордели с витринами, а на их месте открыть обычные отели и рестораны. Так сделала еще лет десять тому назад Швейцария. Власти Амстердама и в самом деле выкупили несколько зданий, но, как иронизировали местные СМИ, свободных мест для ночного предпринимательства меньше не стало.

Секс-квартал — это примерно 7 кв км в центре Амстердама с его извилистыми узкими мощеными улочками и архитектурой XIV века. На голландском этот район называется De wallen (стены). Именно эта часть города и стала центром ночной жизни и основным источником пополнения городского бюджета.

До пандемии Амстердам привлекал до 19-20 млн туристов в год — это 1000 организованных групп в неделю. По предварительным опросам, 11% путешественников уже заявили, что не поедут в Амстердам, если он лишится своих “главных достопримечательностей”.

То есть первыми от смены локации “квартала красных фонарей” могут пострадать гиды. Они платили городской казне по 165,40 евро за лицензию.

Но основной доход городской казне приносили секс-работницы. Их деятельность строго регламентирована: продолжительность сеанса измеряется поминутно, но обычно длится минимум 15 минут.

Но деньги — вперед

Это время оценивается в диапазоне от 30 до 100 евро. Торг возможен только минимальный.

Согласно законодательству Нидерландов, проститутки обязаны уплачивать налог с продаж. Это от 33% для тех, кто зарабатывает до 18 000 евро в год, и до 52% для дохода свыше 54 000 евро в год.

Кроме того, город зарабатывает на арендной плате. До выхода на смену секс-работница должна оплатить аренду комнаты в борделе с окном.

За вечер она может заработать до 1000 евро, но в среднем доход составляет от 200 до 600 евро. Ночь стоит, как минимум, 200-300 евро. Входной билет на секс-шоу — 30 — 50 евро.

Заработок менее 200 евро считается неудачным, поскольку в среднем стоимость аренды “окна” в районе красных фонарей — 165 евро. Дневная аренда начинается с 85 евро. Как сообщали местные СМИ, цена аренды рабочего места проституток выросла за десять лет всего на 15 евро.

В квартале сдается примерно 400 “окон”.

Опрошенные эксперты в сфере туристического и ресторанного бизнеса считают, что городским властям придется смириться с потерей части доходов, но проблема не выглядит катастрофической. Эксперты считают, что секс-индустрия в таком формате, как в Амстердаме, уходит в прошлое. Представительницы отрасли развлечений все чаще находят клиентов в интернете, не выставляя себя напоказ вживую, уходят в серую зону. В итоге Амстердам все равно будет с каждым годом получить все меньше легальных доходов от торговли телом.