Если бы не мировая пандемия, приехавшие после Нового года российские туристы как минимум на неделю продлили бы рождественский сезон на финских горнолыжных курортах и в спа-отелях. В последние годы россияне были крупнейшей категорией иностранных туристов в Финляндии, которая также тратила здесь внушительные суммы.

Несколько десятилетий назад советские туристы были третьей по величине группой путешественников после шведов и немцев. В 1980-е Финляндию ежегодно посещало около 30 000 туристов из СССР. Денег в поездках они тратили немного, однако для многих отелей гости из СССР были круглогодичным и стабильным источником дохода.

Выехать за рубеж могли лишь избранные


Советскому человеку необязательно требовались внушительные суммы, чтобы отправиться за рубеж. В то же время репутация должна была быть безупречной.

– Никаких проступков, никаких минусов в личном деле, только заслуги. При этом нужно было преодолеть бюрократический заслон: предоставить кучу справок от врачей, рекомендации и тому подобные бумаги. Нельзя было иметь родственников за границей, отправиться в зарубежную поездку можно было только спустя пять лет после предыдущего путешествия, спустя три года, если поездка была совершена в одну из социалистических стран. Была целая группа невыездных профессий, среди них военные и картографы, — вспоминает Тапани Хюнюнен, которые работал экскурсоводом с 1970-х по 1990-е.

Группа обычно набиралась из одного города, а порой и с одного места работы. Семьи оставались дома, что должно было препятствовать попыткам остаться на Западе.

Разумеется, перебежчики время от времени появлялись, но редко. Если какой-то турист исчезал во время экскурсии и успевал сесть на паром в Швецию, дело молча заминали в консульстве. О произошедшем помалкивали, в то же время руководитель группы знал, что на родине его ждет разбирательство.

10 дней, 4 города

Стандартная зарубежная поездка длилась 10 дней, и программа была составлена заранее.

– Обычный маршрут включал в себя четыре города: Хельсинки, Турку, Тампере и Лахти. В 1980-е появлялись и другие направления, — вспоминает Пирьо Саари, которая сперва работала с гостями из СССР в туристической компании Lomamatkat, а затем в обществе “Финляндия-СССР” с 1960-х и до распада СССР.

Саари рассказывает, как дважды в год посещала Москву, чтобы согласовать поездки с советским “Интуристом”.

– В Москве отслеживали уровень инфляции в Финляндии, стоимость поездки не должна была сильно увеличиваться, — комментирует Саари.

Программа должна была быть плотной: нельзя было оставлять туристам много свободного времени, однако поездка должна была оставаться бюджетной.

Финские туроператоры пытались найти как можно больше бесплатных объектов для посещений, например, организовать экскурсию в дни свободного входа в музеи. В Лахти туристов также водили в мебельные магазины Asko или Isku, которые в программе были указаны как “мебельная выставка”. Это был один из самых популярных пунктов программы, вспоминает Саари, поскольку “на выставке” можно было познакомиться с финским бытом, увидеть, как живут люди в другой стране и даже посмотреть, во сколько подобная жизнь обходится. В 1980-е все туристы обязательно хотели попробовать водяные матрасы, вспоминает Саари.

Дорогами Ильича — обязательные ленинские места в программе


В ходе экскурсий советским туристам показывали те же объекты, что и всем остальным. Помимо этого, были также обязательные для посещения ленинские места. В столичном регионе путешественникам показывали, например, строения, где Ленин когда-то ночевал во время своего бегства в Финляндию.

В Тампере каждая группа обязательно должна была посетить музей Ленина, купить там открытки и оставить небольшой презент. На пути из Хельсинки в Турку тургруппы всегда заезжали в музей под открытым небом в Парайнен, где располагался один из домов, в котором Ленин ночевал, будучи в Финляндии. Дом, правда, был перенесен в Парайнен из другого места.

В Турку группы несли цветы к памятнику Ленина, расположенному на холме Пуолаланмяки. Цветы, обычно гвоздики, со скидкой продавала им одна и та же женщина на рынке, — все равно цветы были уже пожухшие.

Тапани Хюнюнен вспоминает, что во время столичных экскурсий советская сторона отдельно напоминала гидам, чтобы те не рассказывали туристам о Южном Порте.

– Они и так знают, откуда уходят паромы в Швецию, говорили нам, — смеется Хюнюнен.

Он также вспоминает, что до середины 1970-х в группе был обычно специальный человек, который объяснял туристам особенности финского быта — зачастую трактуя их самым удивительным образом. Так, советским людям рассказывали, что у обычных финнов нет денег для того, чтобы ходить в универмаг Stockmann, а те, кого они там видят — это проплаченные актеры.

Фермы и заводы — профессиональный интерес или шпионаж?

В Финляндию часто приезжали группы, состоявшие из представителей одной профессии или даже коллег с одного рабочего места. Для них старались организовать экскурсии с возможностью посетить предприятия из той же отрасли или сферы. Фермы были крайне популярны, они также охотно открывали свои двери для туристов. В 1980-е некоторые фермеры боялись, что туристы занесут заразу, например, ящур, но обычно достаточно было надеть бахилы.

В то же время некоторые деревообрабатывающие компании относились к визитерам с подозрением. Один крупный целлюлозно-бумажный завод прямо ответил экскурсоводам из Lomamatkat: “Что, решили привезти к нам шпионов?” Однако короткие экскурсии вряд ли можно было назвать промышленным шпионажем.

– Мы среди экскурсоводов считали, что это лишь профессиональный интерес. Пару раз бывали случаи, когда в группе попадались крайне осведомленные и активные инженеры, но называть это целенаправленным шпионажем я бы не стал, — заявляет Хюнюнен.

Молодежные туры и культурные вечера

Помимо “Интуриста” поездки в Финляндию организовывало также бюро международного молодежного туризма “Спутник”. Группы, приезжавшие со “Спутником”, обычно хотели проехать по неофициальным маршрутам. Многие приезжали в Финляндию из городов-побратимов, и на месте в Финляндии их обычно ожидали культурные мероприятия, которые организовывало локальное отделение общества “Финляндия-СССР”. В ходе таких культурных вечеров советская молодежь могла пообщаться с финнами. В поездках часто принимали участие артисты и художники из СССР.

Культурные вечера были единственной возможностью для советских туристов пообщаться с местными жителями. Перед поездкой туристов обычно инструктировали, как вести себя за границей. Общение с местным населением не поощрялось, передвигаться по улицам следовало в группах.

В программе молодежных групп обычно также было посещение кинотеатра. Практически всегда туристы выбирали… порнографический фильм. В СССР их не показывали, да и язык других картин туристы вряд ли бы поняли…

Ковры и двухкассетные магнитофоны

Из СССР нельзя было вывозить рубли. Поэтому руководитель тургруппы менял в отделении Банка Финляндии чек на марки, которые потом раздавал туристам: на 10 дней одному человеку полагалось 350 марок. Многие сокрушались, что свои деньги у них были, но поменять их на марки не было никакой возможности. Дополнительная валюта добывалась единственным возможным способом: туристы продавали водку, которую можно было ввозить в Финляндию по бутылке на человека. На улице, конечно, торговать водкой не приходилось: обычно водители “Икарусов”, на которых приезжали туристы, знали места сбыта и магазины, где водку можно было поменять на марки.

Некоторые предприимчивые туристы придумывали иные способы заработать. Так, Хюнюнен вспоминает, что одна группа поставила на Центральной площади в Турку небольшой лоток, где разложила помимо бутылок со спиртным небольшие сувениры. Правда, полиция быстро пресекла незаконную торговлю.

Хюнюнен также вспоминает группу туристов из Средней Азии, которым экскурсовод рассказал о дверях во Дворце “Финляндия”, обивка которых была сделана из конского волоса. В итоге на следующий год другая группа из Средней Азии привезла с собой мешок, набитый конским волосом — туристы намеревались отправиться во Дворец “Финляндия”, чтобы подзаработать.

Что же покупали туристы из СССР?


Пирьо Саари вспоминает, что на рубеже 1960-1970-х годов туристов интересовал более разнообразный выбор вещей. В 1980-е покупки были сосредоточены в нескольких магазинах, зачастую в тех же, где водка шла за валюту. В начале 1980-х популярны были восточные ковры, в конце десятилетия — двухкассетные магнитофоны. Туристы часто продавали магнитофоны по возвращению на родину и так отбивали затраты на поездку.

Несмотря на то, что денег не хватало ни на какие излишества, туристы все равно активно интересовались ассортиментом финских магазинов и в особенности их ценами. Некоторые смелые группы, часто по совету водителя, предлагали сократить обзорную экскурсию с трех часов до двух, чтобы успеть пройтись по магазинам.

Для многих выбор товаров становился культурным шоком. Некоторые пытались объяснить разницу с пустыми полками на родине тем, что СССР помогает собственным республикам, а также странам третьего мира.

Туристы расспрашивали о финском быте, уровне зарплат и отдыхе


Гости из СССР были очень заинтересованы в том, как живут обычные финны. Многие гиды во время поездок между достопримечательностями рассказывали о финской социальной системе, зарплатах и ценах на хлеб и бензин.

Политика становилась предметом беседы тогда, когда что-то происходило в мире. Хюнюнен вспоминает, что одним из таких случаев была Фолклендская война. Советские туристы называли ее Мальвинской войной. Во время Перестройки вопросов начали задавать больше. Так, один турист попросил Хюнюнена объяснить ему разные направления социал-демократии.

Когда СССР сбил южнокорейский пассажирский самолет неподалеку от Сахалина, руководитель поездки попросил Хюнюнена держать его в курсе развития международной ситуации. С обычными туристами, однако, поднимать этот вопрос было нельзя.

Туристов также интересовало, что финны думают по поводу аварии в Чернобыле или о войне в Афганистане, однако при этом они не забывали озвучивать советскую линию по этим вопросам.

Советские люди хорошо знали историю, говорит Хюнюнен. Они задавали много вопросов о войне, военнопленных и Маннергейме.

Перестройка


Поначалу Перестройка не отразилась на том, как вели себя советские туристы в Финляндии. Так, однажды группа из Ленинграда в ходе экскурсии приехала на завод прохладительных и спиртных напитков Marli, где гостям предложили поднять бокалы — конечно же, наполненные ягодным ликером Marli. Руководитель группы с заминкой сообщил, что это несколько противоречит новой антиалкогольной политике. Но отказываться туристы не стали ни от первого, ни от второго бокала. К концу вечера на встрече с представителями города Турку никто уже не вспоминал о Горбачеве и его политике трезвости.

В конце 1980-х, однако, последствия уже были заметны. Тапани Хюнюнен вспоминает, что однажды в Хельсинки приехала группа фольклористов из Латвии, которая по случайности оказалась в городе в одно время с американской съемочной группой. Хельсинки в западных фильмах часто изображал Петербург. Латыши как раз проезжали по проспекту Маннергейма, когда американцы начали водружать на башню Национального музея красную звезду — естественно, для съемок.

– Вся группа вслух начала ругаться, дескать, неужели финны ничему не научились на нашем опыте, — вспоминает Хюнюнен.

Оказалось, что группа везла с собой музейные материалы, которые они хотели передать на сохранение в Национальный музей, чтобы обезопасить их.

В 1991 году после кровопролития в Литве в хельсинкском отеле остановились четыре группы советских туристов. Они лишь раз вышли из отеля на экскурсию, все остальное время люди сидели у себя в номерах и следили за происходящим по телевизору. В конце поездки руководители всех четырех групп подошли к Хюнюнену со словами: “Мы не хотим, чтобы вы думали, будто мы все такие”.

Хюнюнен говорит, что в конце 1980-х многие туристы уже откровенно заявляли, что предпочитают магазины, а не экскурсии по ленинским местам. Начиная с того времени у туристов уже часто были и собственные деньги.

Групповой туризм закончился после распада СССР. По словам Хюнюнена, однако, последняя советская группа приехала спустя два года после этого. Речь шла о членах профсоюза одного золотодобывающего предприятия, расположенного в закрытом городе. В свое время они заказали и оплатили поездку, но смогли уехать только в 1992 году. У этих туристов с собой были уже довольно внушительные суммы.

– Мы провели довольно веселые десять дней, — вспоминает Хюнюнен.

Также Саари с любовью вспоминает свою работу и встречи с советскими путешественниками.

– Это было хорошее время. Когда я работала на турагентство Lomamatkat, я всегда старалась организовать как можно более интересную программу. Конечно, часто приходилось сталкиваться со строгими рамками и ограничениями, но иногда приезжали спецгруппы, для которых можно было придумать что-то более интересное, — говорит Саари.