Учебная тропа Саунья в заповеднике Силма пролегала по молодому сосновому лесу и выходила к наблюдательной вышке, построенной на берегу моря.

Орнитолог и руководитель клуба изучения природы Марко Валкер много лет проводил здесь учебные походы как для детей, так и для взрослых. По его словам, закрытие учебной тропы Саунья стало настоящим ударом для местного сообщества: “Многие жители близлежащих поселков приезжали сюда на выходные погулять со своими семьями”.

Учебная тропа с информационными стендами RMK проходила через четыре частных участка. Недавно владелец одного из участков, располагавшегося как раз посередине тропы, решил, что больше не хочет видеть туристов на своей земле и повесил знаки, обозначающие границу частной территории.

Теперь посередине учебной тропы стоит знак "Частная земля".

Кроме того, он больше не разрешает пасти на своей территории быков, благодаря которым годами удавалось предотвратить разрастание тростника на прибрежном лугу, который находится между лесом и побережьем. Все это делалось на основе природоохранного проекта, много лет назад инициированного Департаментом окружающей среды.

Учебная тропа пролегала через территорию четырех владельцев и выходила к морю, где была установлена смотровая вышка. Теперь тропа закрыта из-за желания одного владельца.

Причины неожиданного решения владельца

Согласно официальным данным, владельцем земли является Марьянне Лыпс, но все эти ограничения и запреты ввел ее сын Ало Лыпс, который отказался комментировать данную ситуацию.

Однако недавно он все решил объяснить свою позицию в одной из местных групп в социальной сети Facebook, где люди выражали обеспокоенность, что больше не смогут гулять по любимой тропе.

“Так называемая пешеходная тропа RMK была проложена без согласования с владельцем, туристы не выполняли элементарных требований по пожарной безопасности и содержанию места в порядке. Мне ничего не оставалось делать, как закрыть данную тропу. Это мой дом, и если бы не возникло проблем, эту территорию бы не закрыли. Было всё — кемпинг, вечеринки, костры без присмотра, не говоря уже о мусоре”, — пояснил он.

По заверениям Лыпса, смотровая башня для наблюдения за птицами, пешеходная тропа и заповедная зона появились без разрешения его семьи.

“Пожалуйста, постарайтесь понять, что 18 лет достаточно для того, чтобы позволять на своей же земле каждому желающему вести себя так, как он считает нужным, в том числе пасти животных, построить для них хлев или проложить пешеходную тропу, не сообщая об этом владельцу и не говоря уже о том, чтобы спросить разрешения”, — написал он на Facebook.

На лесной дороге Роослепа-Эльбику также появились огромные камни с запретом прохождения определенного участка земли. Владелец одного объекта недвижимости не хочет, чтобы по исторической дороге ездили машины. В ответ местные жители повесили табличку «памятник местному директору мира".

Другие участники спора: это неправда!

С доводами Ало Лыпса не согласны многие. Так, например, руководитель зоны RMK Ныва-Матсалу Марью Паюметс поясняет, что в 2009 году Департамент окружающей среды передал им обязанность по содержанию объектов охраняемой территории Силма. Однако у RMK нет документов договоров, заключенных с землевладельцами при создании учебной тропы.

“На момент строительства учебной тропы такие объекты с простыми элементами не регистрировались в строительном реестре, и зачастую их строительство основывалось на проектах и, к сожалению, устных договоренностях”, — констатирует она. В то же время, по словам Паюметса, владелец территории и его представитель не подавали ранее в RMK никаких претензий по поводу тропы и не сообщали о каких-либо проблемах.

Маршрут тропы обслуживала охрана RMK, но Паюметс признает, что действительно могло случиться так, что кто-то из туристов выбросил здесь мусор. “В то же время в RMK не поступало никаких жалоб на то, что вдоль тропы установлены палатки, не было и сообщений о несанкционированном разведении костров. RMK поддерживал только саму тропу, а не частные земли вокруг этого маршрута, поэтому у нас нет данных и отзывов о том, какие проблемы могли возникнуть у владельца частной территории с туристами, которые сюда приезжали”, — говорит она.

Арне Тамм, местный фермер, который пасет здесь скот по инициативе Департамента окружающей среды, также ссылается на устную договоренность с землевладельцем. Он начал пасти скот 16-17 лет назад и подтвердил, что договор о выпасе был заключен с матерью Ало Лыпса, которая до сих пор является владельцем земли согласно земельной книге. “Был договор с его матерью, и она была очень рада, что быки содержат пляж в чистоте”, — вспоминает Тамм.

Однако Ало Лыпс утверждает, что договора никогда не было.

Арне Тамм уже увел скот с земель семьи Лыпс. “Если владелец запретит, силой его не заставить. Животных я увел, чтобы они не заходили на его территорию. Это было его желанием”, — говорит он.

Около 240 голов крупного рогатого скота пасутся в нескольких местах на побережье. Если раньше земли были соединены между собой, то теперь их приходится перевозить на тракторе с одного участка на другой. “Территория Лыпса была на самом деле небольшой, меньше гектара, но животные двигались через нее на берег. Сейчас движение нарушено”, — рассказывает Тамм.

Одна из самых чистых туристических троп

Тамм опровергает утверждение Лыпса о том, что туристы здесь мусорили, веселились, разводили огонь и всяческим образом нарушали покой. “Я такого никогда не видел”, — говорит он.

Это же подтверждают руководители клуба природы Марко Валкер и Хелен Паалисте, которые были частыми гостями на этой тропе.

“Клуб работает здесь уже десять лет, и я считаю, что это одна из самых чистых пешеходных троп”, — говорит Паалисте, когда мы идем по тропе, окаймленной с обеих сторон густым лесом.

“Если бы здесь что-то было, то это сразу бы убрали. Сотрудники RMK очистили территорию от кустов и содержали тропу в порядке. Это короткая тропа, предназначенная для семей с детьми. Можно приехать с ребенком 3-4 лет. Здесь никто не ночует, не разбивает палатки и не разжигает костер”.

На вопрос, когда и где точно туристы устраивали вечеринки, разводили огонь, ночевали в палатках и нарушали покой, Ало Лыпс отвечать отказался.

Марко Валкер показывает на листья произрастающей на тропе дикой орхидеи. На прибрежном лугу Валкер поднимает скорлупу птичьего яйца, в этот момент в ста метрах от нас в небо поднимается орел. На мягкой почве у пляжа видны козьи и барсучьи следы. Вот почему эта учебная тропа была таким важным местом для обучения детей.

На тропе стояли информационные стенды RMK, знакомящие с природой этих мест. “Их тоже удалили в связи с закрытием трассы”, — добавляет Валкер.

Стенд RMK и информация о закрытии тропы.

Десятилетия работы

Прискорбно то, что другие землевладельцы, через чью территорию также пролегает учебная тропа, совсем не против туристов и деятельности RMK.

Невозможно подойти и к популярной среди посетителей обзорной башни для наблюдения за птицами. Теперь она тоже отрезана от тропы, и добраться до нее можно, совершив большой круг по побережью. Однако места эти могут быть подтоплены в плохую погоду, что сделает территорию и вовсе не проходимой.

“Через пять лет будет сложно пересечь эту прибрежную полосу”, — смотрит в будущее Паалисте. “С одной стороны растут кусты можжевельника, с другой — тростник. Большая работа, которая была проделана за двадцать лет, пропала”.

Один из собственников земли в поселке Роослепа больше не разрешает проезжать по небольшому участку своей дороги.