В поисках более глубокой связи с окружающим миром за шесть лет она преодолела 32 000 км. Нашла ли она то, что искала? И стоило ли того это путешествие, порой смахивающее на самоистязание?

Женское ли это дело — в одиночку ходить пешком вокруг света? К каким святыням было это паломничество?

Такой простой вопрос

“Зачем?“ — этот простой вопрос люди задают Анджеле Максвелл чаще всего.

Вплоть до последнего времени американка затруднялась ответить, зачем она взяла и радикально изменила всё, отбросив налаженную жизнь.

Но, как считает Максвелл, поиски ответа на этот вопрос имеют собственную ценность — пусть даже для этого потребуется катить тележку со скарбом в зной и стужу, натирать мозоли, преодолевать горные перевалы, ночевать у незнакомых людей или в чистом поле под открытым небом, подвергнуться нападению кочевника, преодолеть свой страх и продолжать путь, несмотря ни на что.

В 2013 году она отправилась в путешествие, которое до нее предпринимали немногие: пешком вокруг света, в одиночку.

Столь продолжительному и дальнему походу не предшествовало долгое и тщательное планирование: решение было практически спонтанным. Максвелл двинулась в путь спустя лишь девять месяцев после того, как услышала от одного из своих учеников рассказ о мужчине, якобы обогнувшем планету пешком.

Интересно, что Максвелл отправилась в путешествие не в результате какой-то личной трагедии или творческого кризиса. Когда она решилась на такое, ей было чуть за 30, у нее был успешный бизнес, в личной жизни тоже было всё в порядке.

“Я думала, что всё у меня отлично, — рассказывает она. — Но, оглядываясь назад, я понимаю, что искала чего-то большего… Более глубоких связей с природой и людьми. Жизни более скромной, но в гармонии с миром вокруг меня”.

И лучший способ сделать это — внезапно осенило ее — просто идти вперед, шаг за шагом.

Все свое ношу с собой

Передвижение пешком минимизирует так называемый углеродный след — негативные последствия для климата от любой человеческой деятельности, размышляла она. Пеший ход позволит глубже погрузиться в окружающую природу, познакомиться с людьми, мимо которых бы она в противном случае просто проехала. И она сможет исследовать чужую культуру уникальным способом, доступным только ходокам на длинные дистанции.

Во время своей короткой подготовки Максвелл открыла для себя целый мир женщин-путешественниц, и это придало ей храбрости.

Она влюбилась в стиль Робин Дэвидсон, написавшей роман о своем одиночном девятимесячном путешествии через австралийские пустыни.

Она вдохновлялась примером шотландки Фионы Кэмпбелл, ставшей первой женщиной, совершившей кругосветное путешествие пешком (за 11 лет Фиона одолела 31519 км по дорогам пяти континентов).

Она зачитывалась записками Рози Суэйл-Поуп, британской путешественницы, за пять лет, в 59-летнем возрасте, пробежавшей трусцой вокруг света (при этом собрав 250 тыс. фунтов, которые пожертвовала в помощь детям-сиротам России).

“Я читала их книги в надежде на то, что они воодушевят меня, расскажут мне, какие радости и горести меня ожидают в пути, научат справляться с трудностями, — рассказывает Максвелл. — И я нашла там всё это. История каждой по-своему уникальна, но все они внушали уверенность в том, что я должна это попробовать”.

Как только Максвелл окончательно решила отправиться в дорогу, она распродала все свои вещи и купила только то, что понадобится в пути. Она загрузила в тележку 50 килограммов снаряжения путешественника — палатку, обезвоженные продукты, водоочистной фильтр армейского образца, одежду на любое время года.

Максвелл покинула свой родной Бенд в штате Орегон 2 мая 2014 года и отправилась в путешествие настолько грандиозное, что ей даже невозможно было представить, что ждет впереди.

И, наверное, это было к лучшему.

Дни, не похожие один на другой

Когда я первый раз вышел с Максвелл на связь по “Скайпу” в июне 2018-го, она уже путешествовала почти четыре года, пройдя к тому дню более 20 тысяч километров через 12 стран на трех континентах.

Я спросил ее с любопытством, какого типа человеком нужно быть, чтобы обойти пешком планету. Ее лицо на мгновение просветлело, и она усмехнулась: “Упрямым”.

Потом она добавила: “Наверное, это сочетание амбициозности, небольшого количества упрямства и щепотки энтузиазма, страсти — не к ходьбе как спорту, а к процессу самопознания и приключениям”.

Максвелл сказала мне, что довольно быстро вошла в ритм путешествия: подъем с восходом солнца, две чашки растворимого кофе и миска овсянки на завтрак, потом сложить все вещи в тележку — и вперед, шагать до самого вечера; найти место для ночевки, поесть вермишели быстрого приготовления, забраться в спальный мешок — и всё, сон.

И тем не менее, подчеркнула она, ни один из дней не был похож на другой.

Поначалу она старалась строго придерживаться маршрута, но очень быстро поняла, что именно отклонения от запланированного делают путешествие интересным, наполняют его приключениями.

Поэтому, несмотря на соблюдение основного направления, она всегда верила своему внутреннему голосу, решая, куда свернуть — направо или налево.

В австралийской пустыне Анджела Максвелл страдала от солнечных ожогов, перенесла тепловой удар, а во Вьетнаме ее подстерегла лихорадка денге.

В Монголии во время ночевки в ее палатку забрался кочевник и напал на нее. В Турции она слышала перестрелку невдалеке от ее маленького лагеря.

Всё это научило ее спать в один глаз и в одно ухо, будучи всегда начеку — глубокий сон в ее положении оказался большой роскошью, за которую можно было слишком дорого заплатить.

С самого начала Максвелл ожидала всевозможных неприятностей и лишений — и это ее не останавливало.

“Тем не менее, — говорит она, — я отправилась в путь не потому, что такая бесстрашная. Наоборот, я страшно боялась. Причем больше боялась того, что не последую зову собственного сердца, чем потеряю всё, что у меня есть, и всё, что я люблю”.

“Сдаться? Никогда!”

Определяющим моментом всего путешествия стал эпизод в Монголии. Пытаясь справиться с психологической травмой, нанесенной изнасилованием, Максвелл в конце концов твердо решила продолжать путь.

И хотя она полностью не избавилась от ужаса произошедшего, истории других женщин, их сила и стойкость помогли ей: “Я была полна решимости не позволить случившемуся заставить меня сдаться, отказаться от мечты и раньше времени вернуться домой. Отправляясь в путь, я бросила всё, не оставила ничего, к чему имело смысл возвращаться, и осознавала все риски, связанные с моим путешествием”.

Максвелл шагала вперед, чтобы понять, насколько она сильна духом и телом.

Неспешность путешествия помогала ей глубже (хоть и на короткое время) проникать в чужую культуру.

Она бродила по крошечным приморским селам на побережье Тирренского моря в Италии, впитывая их живую атмосферу и принимая приглашения поговорить, посидеть и выпить вина.

Во Вьетнаме, изнуренная подъемом на перевал Хайван в Аннамских горах, она встретила старую женщину, которая пригласила ее в свою крошечную деревянную хижину на вершине переночевать.

Новая дружба возникала в самых неожиданных местах — например, на границе Монголии и России, и эти отношения продолжались: встречей в Швейцарии спустя годы или в Италии, на крещении дочери новой подруги.

В таких встречах и отношениях, которые могли длиться и семь минут, и семь дней, Максвелл всегда помнила о двух вещах.

Во-первых — чтобы чему-то научиться, умей слушать.

“Путешествие пешком научило меня тому, что у всего есть своя история, у всех есть что рассказать. Нам надо лишь захотеть выслушать”, — говорит она.

Так она узнавала передаваемые из поколения в поколение кулинарные рецепты одной итальянской семьи, секреты пчеловодства в Грузии и науку управления верблюдом на историческом Шелковом пути.

Во-вторых, Максвелл поняла всю важность собственного вклада. Она рубила дрова в Новой Зеландии, раздавала пищу бездомным в Италии. На Сардинии она помогла фермеру отремонтировать дом.

Но гораздо чаще вкладом Максвелл становились ее собственные рассказы. Она выступала на неофициальных встречах, в школах и университетах и даже на сцене TEDx в Эдинбурге, делясь своим опытом с другими, вдохновляя их.

Она стала голосом тех, кто борется за расширение прав и возможностей женщин, особенно после того, как решила продолжать путешествие, несмотря на то нападение в Монголии.

“Никогда даже не рассматривала возможность бросить всё”, — говорит она.

Самый верный путь к себе


На протяжении своих странствий Максвелл собирала добровольные пожертвования для благотворительных организаций — таких, как World Pulse и Her Future Coalition, оказывающих поддержку девушкам и молодым женщинам. Ей удалось собрать около 30 тыс. долларов.

Открытость всему новому и любознательность, по словам Максвелл, — самый верный путь к более глубокому познанию мира и его обитателей.

Максвелл выбрала этот путь, для женщины полный неопределенности и чрезвычайной уязвимости, на целых шесть с половиной лет. И сделала она это в поисках личного счастья и более глубокой связи с окружающим миром. В каком-то смысле это было паломничество.

16 декабря 2020 года путешествие Максвелл закончилось там же, где и началось — в доме ее лучшей подруги Элис, в Бенде, штат Орегон.

Точно так же, как в свое время она почувствовала, что наступил момент отправляться в путь, теперь она точно знала: настало время его завершить. Знала она и то, что это рискованное предприятие стало для нее образом жизни, к которому она всегда сможет вернуться.

Сегодня, однако, она работает над книгой, планирует будущие путешествия и придумывает новые возможности для женщин выразить себя, найти смелость заявить о своих убеждениях в повседневной жизни.

Каким бы ни было наше путешествие — вокруг света или до соседней улицы, — Максвелл показала всю важность умения сбросить скорость. Сбавить шаг, чтобы уделять больше внимания тому, что вокруг тебя, и отдавать больше, чем получаешь на этом земном пути.