Порт Арика, основанный испанцами в XVI веке близ границы Чили с Перу, построен на прибрежных песчаных дюнах пустыни Атакама, самого безводного места в мире. Но за много столетий до этого там обитал народ чинчорро.

Кроме специалистов, о нем мало кто и слышал, но в июле этого года он попал в заголовки новостей, когда ЮНЕСКО включила в свой список Всемирного наследия оставшееся после него захоронение нескольких сотен мумий.

Культура чинчорро существовала на севере современного Чили и юге Перу в 7000-1500 годах до нашей эры.

Они жили оседло, занимались охотой, собирательством и рыбной ловлей, не умели обжигать глину и, как все жители доколумбовой Америки, не знали колеса. Зато они раньше древних египтян овладели искусством мумифицирования покойников — как предполагают ученые, чтобы сохранить о них память и чувствовать их присутствие среди живых.

Мумии чинчорро были обнаружены в 1917 году немецким исследователем Максом Улем при раскопках песчаного пляжа, но понадобилось еще несколько десятилетий, чтобы определить их возраст.

По данным радиоуглеродного анализа, им свыше 7 тысяч лет, то есть они на две тысячи лет древнее, чем знаменитые древнеегипетские мумии.

Специализирующийся на культуре чинчорро антрополог Бернардо Арриаза говорит, что на мысль о мумификации далеких предков мог натолкнуть местный климат.

В сухом и горячем воздухе некоторые тела превращались в мумии сами по себе, и такие в окрестностях Арики тоже есть. Потом чинчорро занялись мумифицированием сознательно, делая это сложным и выразительным образом.

С мертвого тела снимали кожу, через небольшие разрезы вынимали внутренности и засушивали остальное, поясняет Бернардо Арриаза. Затем мумию набивали растительными волокнами, закрепляли в вертикальном положении деревянными палками и “надевали” на нее кожу обратно, пришивая ее нитками.

После этого к голове мумии крепили парик из толстого черного волоса, покрывали лицо глиной и накладывали маску с прорезями для глаз и рта.

Наконец, всю мумию красили в ярко-красный и черный цвета, используя добываемые из минералов лаки с содержанием охры, марганца и окиси железа.

И техника, и сам подход к мумифицированию у чинчорро отличались от древнеегипетских, рассказал Бернардо Арриаза.

Чинчорро не применяли растительные масла и тканевые повязки, а главное, мумифицировали тела мужчин, женщин, детей и даже не родившиеся эмбрионы независимо от социального положения, тогда как в Египте такой чести удостаивалась только высшая знать.

Бок о бок с покойниками


В XX веке в Арике и некоторых других местах были найдены несколько сот полностью или частично сохранившихся мумий. Жители привыкли к тому, что останки рядом с ними, а порой у них под ногами.

Обнаружить очередную мумию при строительстве или благодаря нюхастой собаке здесь обычное дело. Но долгое время обитатели этих мест не сознавали, с каким сокровищем имеют дело.

“Раньше дети играли черепами в футбол и сдирали с мумий их одеяния, но теперь все знают, что о каждой находке надо сообщать специалистам и не трогать ее до нашего прибытия”, — говорит археолог Ханна Кампос Фуэнтес.

"ARICA"

Местные жительницы Анна-Мария Ньето и Паола Пиментель в восторге от того, что ЮНЕСКО признала “их” мумии частью Всемирного наследия.

Женщины возглавляют две соседские ассоциации вблизи от мест раскопок и в тесном взаимодействии с учеными из университета Тарапака разъясняют всем, как ценна и важна культура чинчорро и как нужно беречь ее памятники.

Пока лишь малая часть из примерно 300 найденных мумий выставлена в университетском музее в городке Сан-Мигуэль-де Азарпа в получасе езды от Арики. Мумии лежат там рядами под пуленепробиваемыми стеклами. Часть экспозиции наглядно демонстрирует процесс мумифицирования.

Arica

Исследователи и общественники мечтают создать более крупный музей непосредственно на месте раскопок, оснастить его интерактивными технологиями, подготовить из местных жителей гидов — но на все это требуются деньги.

Бернардо Арриаза и Ханна Кампос не сомневаются, что археологов ждет еще много находок. На раскопки и сохранение найденных мумий тоже нужны средства.

Мэр Арики Херардо Эспиндола Рохас надеется, что включение некрополя в список ЮНЕСКО привлечет к нему внимание властей и спонсоров и увеличит приток туристов. Но, по его словам, все надо делать с умом и при широком участии местных жителей.

“В отличие от Рима, который стоит на мраморных памятниках, мы в Арике стоим на людских останках, к которым надо относиться особенно бережно”, — говорит он.

В городе принят закон об обязательном присутствии археологов на месте любого строительства.

Мэр настаивает, что уникальный памятник должен остаться городской собственностью и приносить доход его жителям, в отличие от других мест Чили, где привлекательные участки территории проданы туроператорам и международным компаниям.

Президент соседской ассоциации Анна-Мария Ньето рада вновь обретенной известности своего города и уверена, что в итоге выиграют все.

“Город у нас небольшой, но дружелюбный. Мы хотим, чтобы ученые и туристы со всего мира приезжали к нам и узнавали о невероятной культуре чинчорро, рядом с которой протекает вся наша жизнь”, — говорит она.